Обретая смысл

Глава 15

— Подъем! — отрезвил голос. Томас что ли?

— Ну-у-у, — потянула я, не желая видеть утром незваного гостя. Глаза мои не открывались. Кажется, я только уснула. Зачем Томас пожаловал?

— Пам-па-ра-ра-рам-пам-пам, — вроде как мелодию марша отбарабанил Томас. — Узнаешь.

Закрыв уши, чтобы не слышать пения гостя, который даже не постучал, войдя в комнату девушки, я потянулась за телефоном под подушку.

— Десять утра, — возмутилась я вслух и перевела взгляд на силуэт, находящийся возле меня, все еще напевавший мелодии. — Том, какого черта ты явился так рано?

— Солнце вовсю светит, — порхал по комнате Томас и, наконец, остановился у штор, чтобы распахнуть их. — Посмотри, какое чудесное утро.

— Что на тебя нашло?

— Я же вчера сказал, что буду рядом до конца жизни, — ответил Томас, улыбаясь. Причем ехидно.

— И что это значит?

— Значит это только то, что тебе крупно повезло, детка, — заявил нахал. Томас подошел к кровати и начал стягивать с меня одеяло.

— Может быть я без одежды люблю спать, ты не подумал?

— Я наверняка знаю, что это не так, — ошарашил Томас, проявляя небывалую наглость.

Я уткнулась обратно в подушку, рыча от того, что на каждое мое слово, был подготовлен ответ. Потом вспомнила неожиданное исчезновение Маккейла и, резко вскочив с кровати, чуть не рухнула на пол. Томас поймал.

— Вот поэтому я здесь, — издевался Томас. — Сохранить тебе жизнь. А то до свадьбы не дотянешь, — рассмеялся тот.

— Я начинаю жалеть, что нашла тебя, — уколола я самолюбие самовлюбленного эгоиста, переходя в наступление и тыча в него пальцем. — За сутки знакомства с тобой со мной произошло столько, сколько за всю жизнь не случится.

Томас пятился назад под натиском гнета с моей стороны, считывая воспоминания, которые я ему подбрасывала. Его спас шкаф с книгами, которым он отгородился. Но и тут решил перешерстить полку с литературой, нарочито перечисляя произведения или авторов:

— Шекспир. Устроит. Грозовой перевал. Не пойдет. Диккенс. Скука. Фицджеральд. Ребекка, как ты это читаешь? — театрально завопил Томас. — Дам тебе совет.

Выслушав тошнотворную рецензию на мою небольшую библиотеку, я перекосила лицо так, будто только что выпила горькое лекарство.

— Не стоит напрягаться, — злилась я. — В любом случае, сделаю наоборот.

— Что за ужасный прием, Ребекка Стенфорд? — возмутился Томас, возвращая взгляд к книге, которую он вытащил. — Преступление и наказание? Худшее произведение. — Я еле сдерживалась, чтобы не наговорить гадостей чистильщику, но он будто специально нарывался на ответную реакцию.

— Ищешь повод, Томас?

— Как вчера прошел вечер? — соскочил с темы Томас, делая вид, что я не задавала ему вопроса. Как будто права была. Я наклонила голову, ожидая ответа. — И?

— Можно подумать, ты ничего не знаешь, — рявкнула я, напоминая себе собачку, которая беспрерывно лает за окном. — У тебя дел никаких нет?

— Ты — моя работа.

— Тогда освобождаю тебя от себя. Так и передай отцу! — повысила я голос, вновь тыча свой палец в грудь Томаса.

Лицо мое было злым. И как мог чистильщик довести меня до такого состояния утром? Какой-то ужас. Явился без приглашения. Разбудил. Вдоволь насладился, оскверняя мою библиотеку. Осталось стереть память.

Томас поднял брови вверх и как-то неправдоподобно шмыгнул носом, как будто запах ему не понравился.

— Поговорим о Николосе? — предложил нахал.  

Я прислонила пальцы к вискам и начала их растирать. Нет, мне точно все это снится. Личный демон спустился на землю специально, забрать меня. Что за глупый вопрос про Николоса?

— Проговори, пожалуйста, вслух, — попросил вежливо Томас, Я же не медиум, чтобы каждый твой шаг предвидеть. Расскажешь, станет легче. Я скажу, что думаю.

— Послушай, — грозно требовала я. — Прекрати пользоваться своей властью. Ты мне не друг, чтобы я делилась с тобой личными переживаниями. Ты прекрасно знаешь, что я не позволю пострадать еще одному невинному человеку. Поэтому никаких отношений в ближайшем будущем я не планирую.

— А, по-моему, планируешь. 

Глаза Маккейла посмотрели на меня гипнотическим взглядом. Я почему-то ощутила себя маленькой и беспомощной девочкой перед большим гигантом, точно первоклашка, которую заставляют отчитываться. Возможно, мне стоит приобрести оберег, потому что у меня сложилось такое ощущение, что чистильщик накладывает на меня заклинание. Томас звонко рассмеялся, даже слюни брызнули в сторону.

— Хватит, — завопила я, не сдержавшись.

— Хорошо, — согласился Томас. — Больше не буду.

У меня аж лицо перекосило. Как будто у этого парня была кнопка, которую выключили. Я раскрыла рот, чтобы еще что-то сказать, но поняла, что Томас не шутил.

— Так просто?  

— Ты не выспалась, — заявил Томас. — Настроение совсем ни к черту. Мнение мое в расчет не берешь, — весьма тошнотворным голосом продолжил крутить свою мантру чистильщик и, скорее всего, был доволен полученным результатом.

— Бла-бла-бла. Ничего не слышу, — заткнула я уши, начиная вести себя, как ребенок.

Томас вдруг подошел ближе, убрал ладошки от ушей и, взяв за руку, посадил на кровать. Сам устроился рядом, ожидая, когда я начну вести себя по-взрослому. И я начала, прятала от него мысли, строила мнимый мысленный заслон, даже вспомнила Кайла и отдых на Мальдивах.

— Чудесно, — спокойно показал Томас. — Весьма познавательно.

— Почему ты вчера ушел? — задала я неожиданный для Томаса вопрос, потому что тот поперхнулся.

Он отчего-то отвел глаза в сторону, словно боялся, что они заболят; сел ровно и начал делать мысленные дырки в стене.

— Меня позвали дела, — стиснув зубы, ответил Том, но так и не повернулся.

Первое, что пришло в голову мне, я озвучила:

— Ты же собрался со мной всю жизнь провести. Ты забыл? Я — твое дело. — Я резко замолчала. — Томас, что-то серьезное случилось?



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться