Обретая смысл

Глава 20

В детстве и до вчерашнего дня, я думала, что наша с Кайлом дружба никогда не закончится. Но всему когда-то приходит конец. Хороший он или плохой — решать не нам, но мы можем события в своих жизнях построить так, чтобы стыдно не было за свои поступки. Было время, может в классе пятом или шестом, когда я думала, будто мы с Кайлом составим пару. Порой эта идея казалась мне такой настоящей, что до какого-то момента я не хотела встречаться ни с одним другим парнем. Да, это было до встречи с Эриком, и до того, как мне стерли память. Шли годы, и время расставило все на свои места. Появился Эрик, от которого сходили с ума родители. Так хотели они видеть его своим зятем. Кажется, я тоже любила его, но своей особенной любовью. Сейчас чувства к Эрику казались ненастоящими, потому что к Николосу я испытываю иную страсть, похожую на ураган, который отключает мозг. С тех пор, как нас с Николосом разлучили, пошло все наперекосяк. Естественно, теперь я знаю, что жизнью моей поигрался Маккейл старший ради своих внуков, но и обстоятельства заставили маму стереть мне воспоминания о Николосе. Нет, я не берусь судить каждого из участников моей судьбы. Сожалею я лишь об Эрике. Чистая душа, которая не должна была пострадать.

Смирение приходило постепенно, восстанавливая душу. Я оправилась от трагедии, которая произошла с Эриком, но след остался.

Комната Эрика осталась в прежнем состоянии, но больше не чувствовалось присутствие человека. Меня давно тут не было, но тяжелый воздух отягощал атмосферу. Элизабет сохранила все в том виде, в котором ее сын оставил это место. Своего рода молельня.

Я легла на огромную кровать, вспоминая о парне, который был в моей жизни.

«— Что задумал? — поинтересовалась я.

— Пытаюсь представить себе твое лицо, когда увидишь подарок.

— И?

— Несомненно, будет смешно.

— Настолько плохо? — скривила я рот, замечая удовольствие в глазах Эрика

— Теоретически, да, — рассмеялся Эрик.

— М-да, — задумалась на минутку я.

— С днем рождения, Бекс, — прошептал Эрик, целуя в губы».

Это было приятное воспоминание. Эрик всегда был добр ко мне и заслуживал намного больше, чем я могла ему предложить: девушку, которая беспамятства была бы влюблена в него, ценила каждый прожитый день с ним.

Подушка на кровати уже не пахла любимой туалетной водой, компьютер не включали с тех самых пор, когда Эрика не стало. В этой комнате не было ничего живого. Только призрак, который заходит сюда очень редко.

Я потянулась рукой к блоку питанию и нажала на кнопку включения. Машина долго грузилась, прежде чем загорелся экран, на котором высветилась наша с Эриком фотография на фоне надписи «Голливуд». Отличная была поездка. И помню все до мелочей.

«— Посмотри, какое здесь небо, — восхитилась я, завидев луну.

Эрик тихо и ласково рассмеялся, а потом приподнялся и положил руку мне на плечо.

— Видишь Андромеду? Где кусок квадрата и прямая отходят от угла, — объясняя, указал пальцем Эрик.

— Да.

— Согласно греческим мифам, Андромеда была дочерью эфиопского царя Кефея и царицы Кассиопеи, и отдана отцом в жертву морскому чудовищу, опустошавшему страну, но спасена Персеем. После смерти она превратилась в созвездие.

— Как романтично. Я всегда тебя прикрою. Если понадоблюсь, зови.

— Ты мне и так нужна, — подтвердил Эрик».

В папке на рабочем столе компьютера я нашла наши совместные фотографии, а рядом с монитором стояла рамка, со снимка которого мы улыбались.

— Эрик, — тихо произнесла я на выдохе имя парня, которого с нами не было уже целый год.

Я перевела взгляд на руку, но ни кольца, ни подвески на ней не было. Его подарки причиняли мне боль каждый раз, когда смотрела на них. Они, как яд, травили мне душу. Но сейчас я осознала, что не подарки ранили мне душу, а совесть. Каждый раз, как смотрела на кольцо, я испытывала вину, расплачивалась за проданную душу ради ненужных подарков, которыми меня покупали, и исполняли желания. Это меня съедало, потому что подарки сохранили связь и не дали мне уйти к тому, кто был вверен мне судьбой.

«— Что скажешь? — спросил Эрик, понимая, что я предпочла промолчать. — Нравится «Порше»?

— Симпатичный, — выдала я ответ, продолжая кривить лицо и кусать губу. — Большой и черный. Как обещал. — Мне бы радоваться, но я злилась. Отключила чувства Эрика и прислушалась к себе.

— Если эта машина не нравится, мы подберем другую, — спокойно предлагал Эрик. Я не сдвинулась с места. Нравилась мне точка, к которой я приросла. Чувствовала себя там уютно. Если подойду ближе, то придется смириться.

— Да, пожалуй. Хочу маленький розовый велосипед, — выдала я, продолжая мяться на месте.

Эрик рассмеялся.

— Может, подойдешь? — предложил он. — Не съест тебя «Порше». Розовые велосипеды закончились.

— Жаль, — обиженно произнесла я, кусая губу. — Ничего поменьше не было в наличии?

— Ничего, — качал тот головой, издеваясь. — Ни одной.

Я чуть помялась и оторвала ноги от точки, к которой приросла. Подошла ближе, заглянула в салон, послушала мотор.

— Значит, она моя?

— Да.

— И я не могу тебе ее вернуть, потому что отказы не принимаются?

— Совершенно верно, — подтвердил Эрик, посмеиваясь. Дать бы ему подзатыльник.

— Без вариантов и вне моей власти, — негодовала я, начиная слушать чувства Эрика.

— Я не мог тебя оставить без транспорта на год. К тому же ты теперь сможешь встречать меня в аэропорту».

Я выключила компьютер и еще несколько минут провела в тишине, окидывая комнату взглядом. Среди прочих вещей я заметила множество подарков, которые когда-то дарила Эрику. Взяла только открытку, которую я адресовала Эрику еще четыре года назад. Там было написано всего одно слово: «Хорошо». Это было мое согласие стать его девушкой. Я поняла, где эта вещь должна быть: на кладбище. Туда я и отправилась.

Я не чувствовала Эрика, но могла поговорить с ним воспоминаниями. Но до того, как он ответит, должен принять мой дар, который я закопала рядом. Потому что пришла попрощаться. Время пришло. Эта открытка — наша история, которая должна храниться в памяти обоих.  



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться