Обретая смысл

Глава 22

Утро было слишком пасмурным, тучи накатывали на небо одна за другой. Лишь чуть издали виднелось рассеянное сияние на верхушках деревьев. И туман.

Настенные часы показывали четыре утра. И до колик внутри непонятное чувство, как будто что-то не так было с моей комнатой и Маунтан Брук. В голове все смешалось до такой степени, что последнее, что я помню — встреча с Николосом в магазине.

Огромные окна дома пугали тем, что творилось за ними. Картина Билли больше не украшала стену, вместо нее был развешаны уродливые картины рыцарей. И рядом лежал незнакомый мне парень.

Я вскочила на ноги, готовая схватить какой-то странный предмет, похожий на ритуальный кинжал, который лежал на тумбочке возле кровати; и наставить его на тело молодого парня. Но тут внутри что-то ужалило, как будто обожгло сердце, а потом моя кожа запылала и на руке появилась странная штука, похожая на энергетический шар. Дрожь и отчаяние притупили действия. Я испуганно смотрела на гадкую сверкающую сферу в своей руке и увидела в ней отражение своей души. И как будто что-то стало проясняться для меня. Я обновилась через обнуление; впитала энергию обратно. Мое тело стало таким мощным. Не физическая оболочка, конечно. Только статика и выносливость. Впервые я чувствую себя здоровой и сильной. Замечала то, что раньше не улавливала. И вдруг улыбнулась, когда увидела свою книгу на тумбочке возле кинжала. Нет, больше не хочу трогать проводник. Ведь в нем такая сила. Я и так сполна получила.

В комнате было темно, но мне теперь не нужен был свет, я видела в ночи прекрасно. Обошла помещение по периметру и остановилась возле окна. Волны бились о камни. Такая хорошая слышимость, как будто я стояла на берегу. И тишина вокруг, точно природа застыла во времени и пространстве.

Вновь обошла помещение, но мне показалось, что я двигалась с раздражающей медлительностью. Переключилась на скоростной режим, догоняя заданный темп. Теперь смогу побороться за первое место в забегах с ребятами. И движения такие легкие, беззвучные. Даже Томас не реагирует на действия. Спит крепко, я слышу его дыхание и биение сердца. Ради удовольствия подошла к другу и прислонилась ухом к груди, а потом шаловливым руками коснулась лба, но тот все равно не проснулся. Убивать будут, Томас не проснется. Забавно, и одновременно необычно.

Кажется, я смогу привыкнуть к себе обновленной. И мне претил тот факт, что я стала сильнее, что обрела активную силу, чтобы защищать себя и близких. Не было в нашей семье избранных, способных метать молнии и стрелы. Каждый из нас был одарен уникальной способностью, но был слаб и уязвим. Пора менять время и рамки. И я благодарна Томасу за такую возможность.

Мне много раз доводилось видеть, как Кайл копит силу, используя эмоции, чаще — злость, но мне придется найти другой тягач, чтобы контролировать силу. С такой скоростью и активностью мозга можно школу закончить за несколько лет. За две минуты я прочла книгу, которая лежала на тумбочки Томаса. Что можно говорить о знаниях! Читала и держала в ладони ярко-красное пламя огня, заключенного в оболочку шара, которым играла, как с мячиком: то увеличивала его мощь, то наоборот сбавляла. Это и была уникальность. Вопреки чужому мнению я никогда не стану похожей на собирателя. Силу я не просила, приняла, как факт. Но о большем нельзя было мечтать. Я сочетала в себе и огонь, и лед. Если с помощью огня можно растопить ледник, то зачем нужна заморозка, я пока не понимала. Остановить солнце?

Раньше я не задумывалась: для чего была отдана сила избранным, и с какими стихиями каждая из них борется. Настало время интереса для меня. Перебирая дары, я полила цветок, стоящий на подоконнике в комнате Томаса. Рука-лейка  — смешно, но я понимала, что с помощью данной силы тушат пожары. Боялась я только биоволны, потому что видела, как разрушает данная способность мозг и вызывает иллюзии, которые причиняют боль. Конечно, Томас показывал положительное влияние биоволны на организм, но пока я не была готова лично близко познакомиться с этой силой.

Не стала я пробовать на Томасе зачистку памяти. Видимо, сжалилась, и посмеялась над собственной невозмутимостью. Я очень четко понимала, как работают способности матери, включая остановку время. Со стрелами также не возникло никаких проблем. Только некогда принадлежащий моему дяде Эдварду дар ищейки поставил меня в ступор. Томас рассказывал, что в голове необходимо представить себе карту, но сила не работала. Более того, я не чувствовала этот дар, как и не понимала, как работает молекулярная структура. Не все так просто оказалось. Стоило подождать пробуждения Томаса, чтобы получить с него знания, отточить навыки.

 

— Освоила новые навыки? — задал вопрос Томас, потирая глаза после сна.

— Теперь я смогу завязывать шнурки на коньках, не уступая тебе в скорости, — пошутила я, размахивая руками.

— Оу-оу-оу, — промычал Томас. — Осторожнее. Ребекка, ты хорошо держишься, но еще е стабильна. — Томас подбежал ко мне и сковал руки, чтобы я вдруг не навредила. Я резиново улыбнулась, но только от того, что уловила каждое его движение. Опередив Томаса, я протянула ему руки, просчитав ход его действий. Тот покачал головой, повторяя улыбку.

— Томас, я должна тебя много о чем расспросить, но сейчас.

— Тебе пора домой, — договорил Томас. — Я отвечу на все твои вопросы.

— Обещаешь? — попросила я подтверждение. Томас покорно склонил голову в знак повиновения.

— Я приду к тебе через несколько часов, — заверил Томас, заключая меня в объятия. — Ребекка, спасибо.

— За что?

— Что доверилась.

— Потому что ты надежный, Томас.

И ушла в Маунтан Брук, шагнув в светящееся пространство.

Меня обрадовала картина, которая предстала перед глазами, как только посмотрела на кровать: обнимая подушку, спал Николос. Я присела рядышком на край кровати. Не помню точно, сколько наблюдала за изменениями на лице Николоса, просто продолжила любоваться. Рука так и тянулась погладить его по волосам, но сделала я другое: поцеловала его губы.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться