Обретая смысл

Глава 24

Близился ужин в кругу семьи Марко. Слова Томаса меня ободрили, но не принесли полного успокоения. Да еще и мама без умолку болтала об Аароне и Патриции, что еще больше заставляло меня нервничать. Кажется, в голове моей каждый из родителей старался создать свое особое впечатление. В конце концов, эффект от постоянной промывки мозгов сработал таким образом, что я никак не стала реагировать, точно наглоталась успокоительных.

— Детка, ты как-то совсем спокойно выглядишь, — заявила мама.

— Так бывает,  — только и ответила я. — Если ты не против, то поднимусь наверх, чтобы одеться.

— Хорошо.

Я действительно расслабилась: отдалась во власть случая. И мне нравилось состояние, в котором я пребывала. Накрасилась, оделась, спустилась вниз и села в машину Николоса. Даже улыбнулась ему, не ощущая и намека на панику.

— Ты очень хорошо выглядишь, — сделал комплимент Николос, осматривая меня с головы до ног. — Синий цвет тебе к лицу, — обратил он внимание на платье по колено с пышной юбкой.

— Благодарю, — робко ответила я. — Я в полном порядке, — ответила я на мысли Николоса. — Уроки Томаса принесли пользу.

— А, психолог вмешался, — пошутил Николос.

— Друг, — поправила я, чтобы не вестись на провокацию.

— Придется смириться, — согласился Николос, но был не очень доволен данным фактом.

Лишь тогда, когда Николос остановил автомобиль, в сердце что-то сжалось. Такое чудесное утро и такой угнетающий финал. Спокойствие давало трещину, потому что руки начали трястись, а дыхание превратилось в свист. Я пыталась представить в уме Томаса и его поучения, что важно добавить, помогало. А потом в поле зрения вдруг попал сад перед домом, который не мог не привлечь внимания. Везде огни, повсюду цветы. Мне показалось, что я попала в сказку, ведь никогда не видела дом Николоса снаружи, только внутри. На крыльце стояли родители Николоса, руками подзывая нас.

Я затормозила взгляд на женщине, изучая черты ее лица. Казалось, в ней все правильно, как будто идеальное существо, которое сотворил господь. Она улыбалась мне широкой улыбкой, раскрывая объятия, в которые я с удовольствием упала. У Патриции был особенный приятный запах: так пахнет мать для своего дитя. Ее нежные руки оказались на моих щеках.

— Добро пожаловать, детка, — поприветствовала меня Патриция.

Я растянула уголки рта, оголяя зубы, слушая ее мысли. И мне нравилось то, что показывала в них женщина. Потом меня передали в руки мужчины, который положил мне руку на плечо, предлагая войти внутрь. Я делала так, как просили, не старалась сопротивляться.

«Никакой катастрофы не произошло», — шептали мысли Николоса.

Аарон усадил меня за стол, подвинув за мной стул, сына посадил рядом со мной.

— У вас чудесный сад, миссис…

— Прошу называй меня Патриция, — перебила меня мать Николоса, обозначая свой статус.

— Конечно, — согласилась я. — У вас необыкновенной красоты сад. Кажется, ничего подобного я не видела в Маунтан Брук.

— Сил пришлось потратить слишком много, — заявила Патриция. — Хоть кто-то оценил мою работу, — добавила она.

— Мама, ты преувеличиваешь, — вставил слово Николос.

Аарон помахал пальцем жене в знак предупреждения, но в шутливой форме.

Когда все сели за стол, отец Николоса открыл бутылку шампанского и разлив в бокалы.   

— Предлагаю тост за чудесную девушку, которая принесла радость в наш дом, — сказал Аарон, поднимая бокал. — Надеюсь, что и в твою жизнь мы принесем счастье.

— Пусть будет так, — согласилась я, переведя взгляд на Николоса. Он взял меня за руку и оставил на тыльной стороне ладони поцелуй.

«Люблю тебя», — признался Николос в мыслях.

Люблю тебя, — прошептала я одними губами.

Предметы, которые стояли на столе, стали двигаться в воздухе, предлагая мне положить в свою тарелку разные блюда.

— То есть, телекинез? — уточнила я.

— Да, — подтвердила Патриция. Я сосредоточилась на организме женщины, пытаясь почувствовать другой ее дар.

— Умеете убеждать людей? Задала я вопрос, пряча свой сканер внутри себя.

— Значит, мысли читаешь, — утверждала Патриция. — Как Билли. Дедушка сделал немало, чтобы сохранить свои способности.

— И телепортация тоже досталась от него. Еще, — начала было я говорить, но Патриция меня остановила.

— Николос рассказал, что чистильщик отдал тебе силу собирателя, который пытался тебя убить. Хвала небесам, что история закончилась хорошо.

— Если Томас Маккейл так поступил, значит, у него были веские причины, — добавил Аарон.

— Мне он не раскрывает своих замыслов: не хочет, чтобы я изменила будущее больше, чем он уже натворил.

— Он делает правильно, детка, — поддержала Томаса Патриция.

— Я научилась не ставить решения и просьбы Томаса под сомнения, — призналась я, посмотрев на Николоса.

— Томас желает тебе только добра, — сказал Николос, подтверждая слова мыслями.

Говорили мы в этот вечер много: о пристрастиях, возможностях, немного касались прошлого и планировали будущее. Встреча получилась душевной и продуктивной одновременно. Мне понравилась семья Николоса: они отрытые люди с прекрасной душой.

Около часа ночи я вернулась домой, переместившись в свою комнату, чтобы не мучить Николоса поездками туда и обратно. Предварительно поцеловала своего парня в губы, но, чтобы не вызвать пожар между нами, тут же оторвалась от его губ. Нельзя было терять контроль в доме Николоса, тем более на глазах у его родителей, которые находились в гостиной.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться