Обретая смысл

Эпилог

Через несколько дней пришло письмо из Гарварда. Что вы думаете там за ответ? Да, меня приняли! Николос получил свой заветный ключик в Гарвард чуть раньше. Мы радовались, точно дети. Пока не явился Томас с нехорошими новостями.  

— Томас, ты когда-нибудь научишься стучать или заходить через дверь? — задала я вопрос, испугавшись его неожиданного появления в моей комнате.

— Когда-нибудь, — серьезно ответил Томас. — Хм. — И ушел. Я было хотела броситься вслед, но тут в дверь раздался стук. Мыслей я не слышала, но поняла, что там стоит Томас.

— Так подойдет? — спросил Томас, как только я открыла дверь.

— Спасибо за понимание, — ответила я, растягивая рот в улыбке.

— Здравствуй, Николос, — поздоровался Томас, выглядывая из-за моей спины.  

— И тебе привет.

Я закатила глаза, чтобы показать обоим, как нелепо смотрится их напыщенное приветствие.

— Цыц! — цыкнул Томас. — Ей бы издеваться только, — обратился он Николосу. — Ты так не думаешь?

— Вы оба, — спокойно произнес Николос, — порой невыносимы.

— В Гарвард не идешь, — давал указания Томас. — И ты тоже, — повернулся он к Ни колосу, тыча в него пальцем.

— Что с Гарвардом не так? — не удержалась я, начиная стонать.  

— Сейчас я сказать не могу, — начал увиливать Томас. — Поверь мне на слово, причина есть. И очень мощная.

— Что это за игра, Томас? — не выдержал Николос, разведя руки в стороны.

— Кто сказал, что я не серьезен? — риторический задал вопрос Томас. — Сейчас прикину, — театрально задрал он подбородок вверх и почесал. — Месяца через три, после начала учебы, придется покинуть университет. Так зачем себе портить настроение? Лучше сразу обрубить концы. — Томас сделал паузу. — Чего вы оба на меня уставились? Подумаешь, годик пропустите. В следующем году пойдете. Хотя не уверен.

— С кем-то из нас произойдет беда?

— Произойдет с тобой, но не беда, — коротко ответил Томас, присаживаясь в кресло. — Чем вы тут занимались?

— Ты серьезно? — не поняла я.

— Конечно. Ты меня не слушала все это время. Пять минут говорю, что в этом году нельзя в Гарвард, — напряженным голосом дал ответ Томас.

Я подошла к Николосу и села на колени. Мне нужно было, чтобы он меня обнял, иначе я просто не выдержу.  

«Придется довериться твоему другу», — шептал Николос.

— Если вопрос решен, мы можем спуститься вниз и выпить чашку чая, — утвердил планы Томас, указывая нам путь.  

***

Никакой надежды покинуть Маунтан Брук в этом году не было. Томас уничтожил наши с Николосом мечты в один момент. Оставался в городе и Кайл. Ему было тяжело: он не смотрел в нашу сторону вообще. Если от Николоса он мог скрыть свои чувства, то я знала о том, что происходит с другом. Его страдания резали меня на части. Иногда я порывалась показать Кайлу, как пользоваться щитом, но потом думала о Мери, останавливая себя от ошибки, которую могу совершить.

Томаса с Моникой я помирила: выдала очередную ложь, которая ставила зарубки на моем сердце. Однажды, я расскажу Монике все, что знаю. И Томас не удержит меня. Мне было тяжело скрывать и прятать истинное лицо чистильщика, который живет за тысячи километров отсюда. Каждый раз, когда Моника и Томас должны были встретиться, происходили заминки. Объяснять приходилось мне. Как козел отпущения. Не нравилось мне то, что приходилось делать ради Томаса, ведь Моника тоже была моим другом.

На выпускной я оделась весьма просто. В его преддверии и в процессе меня мучили воспоминания прошлогодней давности: платье, Эрик, подарки. Нельзя возвращаться назад, я должна идти только вперед. Поэтому на этот раз я хотела быть естественной. Простенькое темно зеленое платье дополняли черные туфли на высоком каблуке. Никаких украшений на мне сегодня не было. Чиста и прозрачна — тот образ, который мне так хотелось получить.

Когда я стояла у зеркала, сзади ко мне подошел Николос, и обнял за талию. Он положил голову мне на плечо и завороженно посмотрел на наше с ним отражение.

— Невозможно отвести глаза, — шептал Николос. — И описать чувства.

— И не надо. Я и так все ощущаю.

Он одел на руку мне подвязку из лепестков орхидеи, сканируя взглядом еще раз.

— Теперь мы готовы оба, — озвучил Николос.

Родители не провожали нас по моей просьбе. Все потому, что я боялась расплакаться. И Николос держался молодцом, хотя знал, как мне сложно. Противоречия внутри грызли душу на части, но я достойно шла вперед, когда надевала мантию, когда вышла и получила диплом, даже закрылась от чувств Кайла, чтобы в этот день не сойти с ума.

Джейк болтал весь вечер о калифорнийском университете, Виктория и Генри решили остаться в Маунтан Брук, Джаред и Кетрин были вместе, но учиться им предстояло в разных учебных заведениях. Пол уезжает в университет Алабамы. В основном все ребята разъезжались. Мне было немного жаль, но птичкам пора вылететь из гнезда. 

— Бекс, Вики, вы уж мне пишите, — умоляла Кет, растрогавшись настолько, что слезы непроизвольно выступили из ее глаз.

— Девчонки, я люблю вас! — призналась я, обнимая своих подруг за талию.

— И мы тебя, — в один голос добавили Виктория и Кетрин.

С боков нас закрыли тела Джареда и Генри, втиснувшись в наш женский круг.

Наверное, это был самый трогательный момент за весь вечер. Так я думала, пока Николос не вывел меня на улицу после танца.

— Ты не против, если я присяду на качели? — уточнила я.

— Нет, конечно.

Я посмотрел на Николоса, едва справляясь с чувствами. То, что он был рядом, для меня много значило. Он поцеловал мою руку и, встав на колено, протянул мне кольцо.

Мне будто дали под дых. Но звонко барабанящее сердце Николоса заглушило звук собственного волнения. Его эмоции стали для меня на первое место. Не только о себе нужно думать, теперь в моей жизни есть человек, слишком важный, чтобы я заботилась только о своем состоянии. Николос терпел мое угнетенное настроение целый день, пока ему отдать долг.



Наумова Светлана

Отредактировано: 01.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться