Обрученная с призраком

5.Эми

После того, как Себ исчез, Джесс еще какое-то время молча покачивался на стуле.

- Перестаньте, - попросила я.

- Почему?

- Потому что стул остается на месте, а вы проходите сквозь его спинку. Мне спокойнее, когда я воспринимаю вас, как обычных людей. Хотя бы внешне. А видеть эти…проявления, мне неприятно.

К моему удивлению, Джесс послушно выпрямился и «сгустился» - теперь я могла разглядеть даже резьбу на пуговицах его рубашки и густую темную поросль в распахнутом вороте рубахи. Мои щеки обожгло горячей волной. Тут люди умерли, а меня вожделение обуревает. То на одного любуюсь, то на другого. Интересно, это следствие моего почти годового воздержания или все же влияние кольца, обручившего меня с призраками?

- Как думаете, что с ним? С Себастьяном? – спросила я, стараясь отвлечься от своих нескромных мыслей.

- Поначалу трудно, - признал он, - ты не понимаешь, что произошло, потом отказываешься верить. Осознаешь, что бессилен, мечешься от отчаяния к надежде. Клянешь виновных. Ненавидишь тех, кто жив, но бездарно разбазаривает дни…

- С вами тоже так было?

- Да, но у меня было много лет в запасе, чтобы привыкнуть. Сейчас я даже научился находить в своем положении интерес. Пробуждаться бы только почаще.

- Пробуждаться?

Джесс задумался, словно взвешивал, стоит со мной откровенничать, или нет.

- Если вы хотите, чтобы я помогала, вы должны мне доверять, - мягко подсказала я.

- Сначала я был, как Себ, - наконец, сказал он, - ничего не помнил и не понимал. Там… странно. При жизни я верил в рай и ад, был убежден, что попаду в последний, - он обезоруживающе улыбнулся. – Но не мог предположить, что не будет…ничего. То есть, ты сам вроде, как есть. Осознаешь себя. Но вокруг – ничего. Потом… я впервые вернулся. Я называю это пробуждением, а то состояние – сном. Я привязан к кольцу. И пробуждаюсь, когда его надевают. Но не просто так – кольцо дарили мужчины своим возлюбленным. Оно, как я уже сказал, гарантирует верную и счастливую любовь паре. А я получал возможность хотя бы так… - видеть, слышать, наблюдать. Я не был привязан к месту – мог путешествовать, в определенных пределах, конечно, многое увидел.

- А засыпаете, когда кольцо снимают?

- Да. К счастью, обручальные кольца женщины носили, не снимая. Первая пара… это было на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков. Они прожили вместе пятнадцать лет. Погибли в войне с Наполеоном.

- А потом? – осторожно поинтересовалась я.

Сейчас Джесс не был привычно ироничным, скорее, задумчивым, и мне не хотелось его задеть. Все-таки, одно дело рассказывать о нелегкой жизни, и другое – о нелегкой послежизни.

- Потом я проснулся где-то годах в сороковых девятнадцатого века. Как я понимаю, кольцо хранили, как семейную реликвию, но его носили дочь и внучки той, первой женщины. Ритуал обручения состоялся лишь, когда ее правнук подарил кольцо своей невесте. Так повторялось несколько раз. Если честно, я старался абстрагироваться от внешних событий, учился радоваться простому. Правда, два подряд пробуждения – в первую и вторую мировую были весьма неприятными. Такая концентрация смертей… это влияет и на междумирье тоже – слишком много оборванных историй, слишком много несбывшихся целей…

- Простите, - тихо сказала я, и Джесс встрепенулся.

- Не стоит, Эми, вы-то причем. Просто я впервые получил возможность разговориться… с живым человеком.

- То есть, за все это время вы не общались с людьми? - изумилась я.

- Я не мог. Пробовал, но не мог. Меня не видели и не слышали. С другими призраками мог, когда встречал их в этом мире. В междумирье мы тоже можем общаться, но там в этом нет потребности.

- И много их? Призраков? – вздрогнула я.

- Хватает. Но они не опасны для людей, как это любят показывать в мистических историях. Все, что нужно призраку – завершить то, из-за чего он застрял в междумирье. Люди ничего не могут ему дать.

- То есть, вот это вот все – высасывание жизненной силы или попытки вселиться в тело другого человека – неправда?

- Я не пробовал, - рассмеялся он, - но да, это неправда. Для всасывания энергии нужен «сосуд», но у духа его нет. Для вселения в другого нужно свободное место, а оно занято чужой душой. Всевышний гармонично распорядился бытием, когда сотворил нас.

- А что должны завершить вы?

- О чем вы?

- Из-за чего застряли вы? Себу нужно найти невесту и отдать ей кольцо. Тогда он освободится. А вы? Что вас связывает с кольцом? И почему, если его много раз дарили по назначению, ваша душа не освободилась? Вы тоже должны были подарить его невесте?

Джесс долго молчал. Так долго, что я уже почти уверилась, что он, как и Себ, исчезнет.

Потом он вздохнул:

- Я не знаю, Эми. Я не знаю…

Оказывается, ничто так хорошо не отвлекает от погружения в мистику, как тяжелый физический труд. Джесс отправился в междумирье и обещал поговорить с Себастьяном, а я, утеплившись, отправилась разгребать сарай. Удивительно, до чего человек за свою жизнь обрастает вещами! Дед жил один, но и он за много лет насобирал столько хлама, что мне понадобится не один день, чтобы все разгрести.



Александра Глазкина

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться