Обрученная с призраком

9.Эми

Утром, открыв глаза, я долго лежала, разглядывая трещины на потолке. Но думала вовсе не о ремонте, которого давно требовал дом. Я думала о том, что если позову своих призрачных женихов, а они не явятся, что я почувствую: облегчение или разочарование? За несколько дней в компании с ними я окончательно смирилась с фактом, что призрачный мир существует. Если сейчас обнаружится, что это не так, а кольцо – всего лишь красивая безделушка, что я буду делать?

- Заниматься своими делами, - ответила я своему заспанному отражению, когда, наконец, выбралась из кровати. – Искать работу. Ремонтировать дом. Искать настоящих друзей, а не призрачных.

А мне ведь нравилось с ними болтать. Откровенничать. Шутить. Даже флиртовать потихоньку. Дожилась. Совсем одичала! Скучаю по привидениям!

По утрам в комнатах было очень холодно, электрокамин не справлялся, так что грядущий визит Дьёрдя по поводу печки был как нельзя кстати. Чтобы умыться, пришлось греть воду – иначе от холода у меня сводило пальцы. Облекаясь слой за слоем в самые теплые вещи, я гадала, были ли все же вчера призраки в гостиной Магды или кошка и впрямь всего лишь почуяла мышь? Если были, много ли им довелось услышать? Я не делала секрета из прошлого, но все равно…

Дьёрдь пришел рано – я едва успела позавтракать, поэтому проверку призывания духов по вполне очевидным причинам пришлось отложить. Сосед подошел к делу обстоятельно. Посмотрел на обгоревшие дрова в топке, хмыкнул:

- Ты что, ее сразу топить принялась?

- Да, - неуверенно ответила я, уже понимая, что совершила оплошность.

- Дай какую-нибудь ненужную бумаженцию.

Я протянула ему лист. Для начала Дьёрдь поджег бумагу и ввел в печь. Огонек заколебался и погас.

- Тяга плохая,  - констатировал сосед, - наверное, труба забита. Надо чистить. Хорошо, хоть с погодой повезло.

День и впрямь стоял ясный и безветренный. Дьёрдь ненадолго ушел к себе и вернулся, весь обвешенный инструментами: какими-то тросами, ершиками и прочими непонятными мне приспособлениями.

- У тебя лестница есть? – спросил он.

- Сейчас посмотрю в сарае.

- И веревку посмотри, а то у меня тонковата.

Но первое, что я увидела в сарае – не лестницу, и не моток веревки, а Джесса, зависшего у окна. И замерла, чувствуя, как внутри поднимается теплая волна облегчения. Все-таки, хорошо, что он мне не приснился! Они оба.

- А где Себастьян? – спросила я в продолжение своих мыслей.

- И вам доброе утро, Эми, - насмешливо ответствовал Джесс.

- Да-да, доброе утро, простите, я просто не ожидала вас увидеть так… внезапно.

Джесс, кажется, удивился моей покладистости, поэтому на вопрос ответил сразу, без привычных колкостей.

- Себу плохо, - честно признался он.

Куда уж хуже: умереть и стать привидением!

- Что с ним?

- Он…по-моему, он сдался. Проваливается в забвение. Ничего больше не хочет.

- И что с ним будет?

Джесс пожал плечами.

- Он так и останется в состоянии сна, и это, в принципе, нестрашно. Он не будет вас тревожить…

- Но?

- Но есть мнение…ну, среди призраков, что тот, кто добровольно отказывается от своей миссии, привязавшей его к междумирью, окончательно теряет память о себе. Теряет все – разум, облик. Становится одним из тех кошмаров, которыми пугают детишек. Это особое состояние. Мне не приходилось сталкиваться с такими сущностями. Да и не хотелось бы, - честно добавил он.

Себастьян – и превратится в бездушного монстра? О, нет, это несправедливо.

- Эми! – раздался голос Дьёрдя, - ты скоро?

- Это еще кто? – нахмурился Джесс.

- Сосед. Помогает привести в порядок дом. Джесс, пожалуйста, поговорите с Себастьяном. Пусть борется! Мы ему поможем! Мы обязательно что-нибудь придумаем!

- Я пробовал, но он меня не слушает.

- Передайте, что это… что я прошу!

Джесс смотрел на меня чуть дольше, чем положено между малознакомыми собеседниками. Не знаю, что он прочел на моем лице, но поджал губы и бросил:

- Хорошо, я попробую.

И исчез.

Я сняла лестницу и поволокла ее к дому. Надеюсь, Джессу хватит доводов, чтобы вернуть Себа в чувство!

С дымоходом Дьёрдь провозился чуть ли не весь день. Сначала полез на крышу, что-то гремел, шумел, скребся. Потом вернулся в дом и чистил уже снизу. Мне пришлось несколько раз подметать и мыть пол, когда из печи посыпались хлопья сажи. Потом Дьёрдь еще раз проверил тягу и удовлетворенно кивнул сам себе. Скомкал газеты в ком, зажег. Пошел за дровами и принес мне тонко наколотых щепок.

- Смотри, сегодня больше получаса не топи. Печка долго простояла, не дай бог, трещины пойдут.



Александра Глазкина

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться