Обрученная с призраком

11.Эми

Если честно, я сомневалась, что упоминание Философского сада нам как-то поможет – все-таки гора Геллерт, где он расположен – одно из самых посещаемых туристических мест. Мало ли кто и когда там ходил? С другой стороны, если компания Себа появлялась в ресторане регулярно, но недолго, можно предположить, что их объединяло какое-то общее дело, связанное с Философским садом. Что они могли там делать? Рисовать с натуры? Заниматься реконструкцией памятников? Может, они и впрямь из модельного бизнеса, и там проходили съемки?

Поколебавшись, я двинулась к мосту Эржебет – все-таки он был ближе к Философскому саду, если верить карте. Сама я тут никогда не была. Правда, полюбоваться панорамными видами на реку и город не удалось: из-за плотного потока машин было очень шумно, и я спешила поскорее преодолеть мост. Призраки терпеливо меня сопровождали, расположившись по разные стороны. Иногда Джесс просачивался сквозь встречных прохожих, пока я попросила его этого не делать.

- Мне будет спокойнее, если вы будете держаться, как обычные люди, ну, насколько это вообще возможно, - напомнила я.

Себ, собственно, так и делал: когда кто-то шел навстречу, он уворачивался, а вот Джессу, похоже, было все равно. По мосту мы шли долго, но зато могли разговаривать, не опасаясь, что кто-то обратит внимание, что я болтаю сама с собой.

- На той стороне наверняка тоже много ресторанов, - предположила я, - неужели ваша компания каждый раз пересекала мост, чтобы пообедать?

Но, погуглив на ходу, я поняла, что ошиблась. Карта правого берега была плотно усеяна красными значками ресторанов, на левом – только достопримечательности. Себ, как ни старался, не мог вспомнить, что они с друзьями могли делать на горе Геллерта. Оставалась надежда, что, оказавшись на месте, он сможет оживить воспоминания.

Полюбовавшись водопадом у подножия горы, я начала восхождение, и вскоре очутилась в удивительном месте.  На заросших травой тропкой мне не встретилось ни одного человека. Было тихо и безлюдно, и чувство легкой тревоги, не отпускавшее меня в последние дни, внезапно растворилось. Я медленно побрела по дорожке, забыв о своих призрачных спутниках, и вышла к необычной скульптуре. Гранитный круг с небольшим шаром в центре, а вокруг стояли пять фигур. Вернее, четверо стояли, а одна – распростерлась на земле.

Заинтригованная, я несколько раз обошла скульптуры, улавливая знакомые черты. Вездесущий гугл подсказал мне, что это -  пять фигур духовных лидеров человечества: Иисус, представлявший христианство, Будда – буддизм, Лао-Дзы – даосизм, Эхнатон – язычество. Распростертый персонаж оказался Авраамом, духовным праотцом всех верующих. А шарик в центре круга, ни много, ни мало, символизировал Землю.

В стороне от круга были установлены ещё три статуи: Дарума, монах, который основал течение дзен; Махатма Ганди и Франсис Диас, католический проповедник-мученик. Посыл был понятен: в отличие от людей, веками воевавших за то, что именно их религия является единственно истинной, скульптор напоминал о том, что есть то, что всех нас объединяет – все мы жители одной планеты, крошечного шара в бесконечной вселенной. И перед лицом вечности религиозные и философские учения должны служить сплочению, а не разобщению.

Мне всегда была близка эта идея. Я никогда не была религиозной, и в костел, в отличие от мамы с отчимом, не ходила. Но всегда верила, что есть некая высшая сила, а Иисус, Будда и прочие – это лишь трактовка, зависящая от культурных особенностей того народа, который в них верит.

И сейчас (особенно когда я убедилась, что после смерти ничего не заканчивается), я чувствовала, что не зря попала в это место. Оно было пронизано какой-то особой энергетикой. Я оглянулась на призраков. Джесс, не обращая внимания на скульптурную композицию, стоял ко мне спиной, заложив руки за спину, и любовался прекрасным видом на город, который открывался с холма.

Себ же кружил возле каменных фигур, и было заметно, что он взволнован. Я не решалась его окликать, боясь спугнуть воспоминания. Наконец, он остановился, и я приблизилась. Себ наморщил лоб.

- Нужно… нужно встать туда, в центр, - он указал на шарик, - закрыть глаза и сосредоточиться. Задать вопрос.

И он требовательно посмотрел на меня. Я не была уверена, что взлезать в центр скульптуры – это хорошая идея. Еще арестуют за вандализм!

- Мне? Почему не вы сами?

- Я… не могу, - сказал Себ. – Это будет… неправильно. Эми, пожалуйста!

Мне показалось, или в пальце, на котором плотно сидело кольцо, что-то запульсировало? Вздохнув, я переступила через парапет, встала в центр, закрыла глаза и сосредоточилась. Первое время ничего не происходило, я слышала лишь шум ветра в кронах деревьев да гул крови в ушах. Потом… я словно растворилась в окружающем мире, почувствовала, как тело наполняется легкостью и надо мной раскрывается небо. Под зажмуренными глазами мелькали огненные точки, которые неожиданно сложились в… тыкву с горящими глазами.

Я встрепенулась. Да, до просветления мне явно далеко! Атрибуты Хэллоуина-то здесь причем?

- Ну? – требовательно спросил Себ.

На этот раз я виновато развела руками.

- Вы решили провести оккультный обряд? – поинтересовался Джесс, незаметно материализовавшийся рядом. – Присоединиться к избранным?



Александра Глазкина

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться