Обрученная с призраком

17.Эми

Всю оставшуюся неделю мы посвятили походам по цветочным магазинам, паркам и площадкам для выгула собак. От постоянных прогулок я посвежела и не узнавала себя в зеркале: глаза сияют, на щеках играет румянец. Первые дни ноги ныли от нагрузки, но потом я втянулась и поняла, что с удовольствием отправляюсь на поиски.

Меня охватил азарт, и хотя наши расспросы пока не принесли результатов, я не теряла надежды. Поняла, что легенда с возлюбленной не прокатит: глупо спрашивать якобы о самой себе, тем более, когда кольцо на руке красуется. Поэтому я начинала с простого вопроса об услуге упаковывания подарка, потом, если попадались словоохотливые продавщицы, беззастенчиво использовала историю Мирека и Крис. Мол, сестре жених хочет сделать предложение, но кольцо хочет преподнести оригинально.

Я была уверена, что о кольце, нанизанном на стебель розы, обязательно в таком случае вспомнят. Себ, зараженный моим энтузиазмом, воспрял духом (если, конечно, это выражение можно к духу отнести) и повеселел. По крайней мере, опасаться за него я перестала. Мы чудесно проводили время, обсуждая новых знакомых (никогда не встречала более разговорчивых людей, чем собачники, для которых у нас тоже была припасена своя легенда!) и просто болтая о пустяках. В его воспоминаниях о себе, как и прежде, зияли значительные пробелы, но вкусы и пристрастия мало-помалу мы восстанавливали.

Джесс с нами гулял редко, и меня это задевало. Он даже не каждый вечер к ужину являлся, хотя я настойчиво его звала. Потом вообще на двое суток пропал, и я, к своему удивлению, поняла, что соскучилась… С Себом у нас сложились легкие, приятельские отношения, и чары кольца не действовали совершенно. Джесс меня частенько раздражал и доводил своими шуточками, но при этом… Нет, не смогу объяснить.

К воскресенью погода испортилась, небо разразилось ливнем, и Себ сам озвучил, что в такую погоду идти куда-то было бы глупо. Подумав, я позвонила близняшкам и зазвала их в гости. Они радостно согласились, тем более, Крис сказала, что ей нужно сообщить мне «потрясную» новость. Неужели созрела, чтобы рассказать про Мирека?

К счастью, все необходимое для приготовления ретеша, включая свиной жир, у меня было в кладовке, и выходить за покупками не пришлось. Я попросила Себа не появляться – нужно перестроиться, а то я уже так привыкла болтать с призраками, что могу невольно вызвать подозрения у сестер. Ну а Джесс, как я упомянула, не появлялся с четверга. Меня это беспокоило, но я отмахнулась от мрачных мыслей. Думать о том, что в охоте за сокровищами он нарвался на какого-нибудь призрака-стража, совершенно не хотелось!

Девчонки, в отличие от мамы с отчимом, давно уже вызнали, что я вкусно готовлю: они бывали и здесь, видели, как я кулинарю в четыре руки с дедом, и, хоть и редко, у нас с Яношем бывали до нашего переезда. Как многие юные девицы, близняшки уже подхватили манию заботы о фигуре, соблюдали диету, отказывая себе во всем, но против моей выпечки устоять не могли! Каро, вырвав телефон у сестры, дополнительно озвучила свою просьбу про ретеш.

Каро любила яблочную начинку, Крис предпочитала творожную, а мне самой больше нравилась сырная с орехами, так что пришлось повозиться. Хорошо, что дед когда-то расстарался и приобрел отличную плиту с двумя духовыми отделениями, в которых выпечка не пригорала, а выходила воздушной и невероятно вкусной.

Раскатывая тесто, я думала, а что, если мне сменить специализацию, и податься в кулинары. Пример с Миреком раззадорил меня. Может, договориться, и поставлять ему выпечку. А что? Большую часть я освою в домашних условиях. Он-то будет занят счетами и рекламой, да еще и приготовления к свадьбе (почему-то мне казалось, что у них с Кристиной все срастется). Готовить десерты ему будет просто некогда, а я, хоть и не имею диплома парижской школы, в своих блюдах уверена!

Чем больше я об этом думала, тем более привлекательной казалась мне эта идея. В конце концов, если мои услуги не понадобятся Миреку, наверняка он сможет порекомендовать меня своим знакомым. Возвращаться к офисной работе на полную занятость мне не хотелось. За время вынужденного безделья я смогла оценить и возможность высыпаться, и долгие прогулки в разгар солнечных дней, и ощущение внутренней свободы.

Размечтавшись, я слишком сильно растянула тесто, и оно в нескольких местах порвалось. Я чертыхнулась. Для рулета тесто должно быть тонким-тонким, почти просвечивать, но не решетом же!

Рулеты для девчонок уже выпекались в духовке, а этот я планировала для себя. Я отрезала испорченный кусок. Что ж, меньше соблазна будет, чтобы не объедаться. Пока тесто подсыхало, я отправилась на чердак за орехами. Набрав полную миску, уже собралась уходить, но замерла, прислушиваясь. По крыше весело барабанил дождь, но в его танец вмешивались не самые приятные звуки. Я пробралась в угол, заваленный очередным хламом, и подняла голову. Так и есть! Крыша протекала. Влага сочилась и крупными каплями срывалась вниз, со звоном разбиваясь о перевернутый старый алюминиевый таз. Надо будет попросить Дьердя помочь!

Я уговорила себя, что сегодня не буду портить настроение переживаниями о бытовых неурядицах. Развернулась… и заорала от страха, вступив в густой сероватый туман.

- Радушное приветствие, ничего не скажешь! – заявил «туман», отлетая назад и, сгущаясь, приобрел знакомые очертания.

- Вы меня напугали! – выдохнула я.

- Прости, - осторожно выдохнул Джесс и протянул руку. – Ты такая смешная, вся в муке перепачкалась!



Александра Глазкина

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться