Обрученная с призраком

42.Призрак

Себ изнывал от беспокойства. Нового номера Марии он не знал, да и телефон бы ему не дали. Ему даже вставать без присмотра не разрешали. В тот день, когда он попытался встать, его насильно вернули и пристегнули к кровати специальными мягкими манжетами.

- Не так быстро, сынок! – похлопал его по руке врач, - тебе теперь придется всему учиться заново. Спокойно и постепенно!

- Вы не понимаете! – закричал Себ. – Моя…невеста… она ничего обо мне не знает!

- Ваша невеста, - улыбнулся врач, - навещает вас уже несколько дней. Она прекрасно о вас заботится!

Себ сначала не понял, пока не выяснилось, что речь идет об Эми…

И вот теперь, когда Эми поехала к Марии, он метался на кровати.

- Если вы не успокоитесь, - недовольно заметила сиделка, - мы вынуждены будем уколоть вам снотворное!

- Хорошо, хорошо, - сдался Себ.

В конце концов, если он сейчас покинет больницу, никому лучше не станет. Он только пару дней, как начал вставать, но едва доходил до конца коридора – ноги подкашивались, и шумело в голове. Врач успокаивал, что все со временем пройдет. Но сейчас – как же отвратительно чувствовать себя слабым и беспомощным! А если он упадет на лестнице или на улице ему станет плохо – только добавит Эми хлопот.

Все эти дни Себ горячо благодарил Всевышнего, что остался жив, но сейчас он почти жалел о том состоянии, когда умел летать и проходить сквозь стены. Что же с Марией? У нее ведь подошел срок! Она должна была лечь в больницу на сохранение, и если она под присмотром врачей, то волноваться не о чем. Но все равно его одолевали нехорошие предчувствия.

Сиделка вышла ненадолго, и Себ, воспользовавшись случаем, позвал тихо:

- Джесс! Джесс! Я, может, и ожил, но связь с междумирьем не утратил. Я знаю, я чувствую, что ты здесь! Появись!

Но ничего не произошло. Себ обессилено откинулся на подушки и стукнул кулаком.

Джесс, невидимый для всех, нахмурился и покинул палату. После ночи Хэллоуина он несколько дней не мог пробиться сквозь темную пелену. Не мог собрать свой облик, не мог проявиться… Эта ночь, единственная ночь далась ему тяжелее, чем все прежние. В те проявления ему приходилось куда как небрежнее обходиться с телом: в первый раз он, думая, что ожил насовсем, от радости напился до бесчувствия. Потом ему доводилось и травку курить, и наслаждаться близостью с женщинами, и спасаться от погони, и преследовать самому, и драться… Всякое бывало. Но, видимо, физические усилия не стоили и капли того душевного смятения, что он испытал в этот раз, находясь рядом с Эми.

Он не обманывал ее, когда говорил, что опасался, что все может пойти не по привычному сценарию. Все так и случилось. Междумирье дрогнуло и переменилось, когда выпустило из своих цепких объятий Себа, а поскольку Джесс был связан с ним, то его отшвырнуло еще глубже в тягучую, древнюю темноту… Скольких усилий ему стоило, чтобы вернуться!

Но показываться он не спешил. Ни Эми, которая каждый вечер делилась с ним новостями, ни Себу, который, видимо, хотел, чтобы Джесс разведал, как Мария.

Никогда так остро он не чувствовал себя обделенным, как теперь. Время пришло. Решать. Меняться. Смириться.

Джесс скользнул за Эми, но в метро спускаться не стал – почему-то теперь он стал острее чувствовать великую силу тех, кто покоился под землей. Тягу, которой было все труднее сопротивляться. Понимая, куда направится Эми, он полетел к дому Марии. И обнаружил пустую квартиру. Значит, она уже в больнице? Он не нашел ничего, чтобы понять, куда ее увезли.

Отправляться в рейд по роддомам он не стал тоже – боялся сорваться. Таинство рождения, момент, когда в мир приходит новый человек – это колоссальный выплеск энергии. И тягу этого мира Джесс чувствовал тоже. Желание посягнуть на то, что у него самого отняли. Мир тонких материй дрожал и менялся вокруг него, готовясь к неизбежному.

 Эми казалось, что ее отбросило назад: снова поиски, когда недостаточно данных. Дверь оказалась закрытой. На звонки никто не отвечал. Ехать обратно к Себу, чтобы узнать, в какую больницу собиралась ложиться Мария? Почему она сразу об этом не спросила? Эми устало прислонилась спиной к стене и практически сползла по ней. Сказывался недосып и волнение последних дней.

В это время на лестнице раздались шаги.

- А ее нет, - сообщила Эми соседка. – Вы ведь к Марии?

Значит, новым знакомым она продолжила представляться выдуманным именем. Эми собралась с силами.

- Да, я записывалась к ней на стрижку. Правда, вчера. Но и вчера закрыто, и сегодня. А мне…э…я на работу устраиваюсь. Знаете, как важно на собеседовании выглядеть на все сто?

Соседка поцокала языком, оценив и круги под глазами, и спутанные волосы.

- Знаю, знаю, да только милочка, Мария вам вряд ли поможет. Уехала она.

- Как? Как уехала? Куда?

- Рожать, рожать она уехала, милая, куда же еще.

- А в какую больницу, не знаете случайно?

- Боюсь, она не в том сейчас состоянии, чтобы клиентками заниматься, - пошутила соседка.



Александра Глазкина

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться