Обрученная с вороном

Размер шрифта: - +

36. ЛИЦО СО ШРАМОМ

«Рил явно не в настроении, - подумала Равена, когда карета Клана Лисов тронулась с места. – Похоже, он все-таки недоволен моим поступком. Пожалуй, мне и в самом деле следовало сказать кому-нибудь, что я еду в Тристоль. Неужели он решил, что я хочу сбежать от него?»

Буквально несколько минут назад ей не терпелось сообщить Рилу о том, что Руби теперь здорова, что смертельная болезнь больше не властна над ней. Однако сейчас момент казался весьма неудачным. Несмотря на то, что Рил сидел рядом с ней, Равене он казался отстраненным – словно незнакомец, случайный попутчик. Из-за этого она даже не знала, как начать.

Карета въехала в лес. Равена некоторое время высматривала среди деревьев вечнозеленые кедры: еще сегодня утром, когда ехала с Неемией, она любовалась их раскидистыми ветвями, причудливо выныривающими из моря широколиственных деревьев. Однако сейчас взгляд Равены никак не мог выхватить из ткани леса ни одного кедра.

Равена нахмурилась.

- Рил, - позвала она, - я не узнаю эту местность.

- Мы едем другой дорогой, - ответил он, но в объяснения вдаваться не стал.

«Лисы путают следы? – подумала Равена; видя, что Рил вопреки его заверениям пребывает не в лучшем расположении духа, она не рисковала спрашивать вслух. – Нарочно везут разными путями, чтобы было меньше шансов запомнить дорогу?»

Но разве лисы не использовали Знаки Пути, с помощью которых дорога появлялась даже там, где ее не было – только для их клана?

Равена не стала долго размышлять над этим. Ее больше беспокоил Рил.

- И все-таки, похоже, ты злишься, - произнесла вслух она, заметив, что он совсем не смотрит в ее сторону. – Это из-за того, что я покинула земли клана без предупреждения?

Рил не отвечал и по-прежнему не смотрел на нее – его взгляд был устремлен в окно, где мимо кареты проносились тонкоствольные грабы. Равена тяжело вздохнула.

- Я не злюсь на тебя, Равена, - наконец произнес он и, не поворачиваясь, улыбнулся. – К слову, ты удивила меня. Тебе удалось поладить с Неемией. Я заметил это. Учитывая, что этот старый лис всю жизнь был женоненавистником, можно смело сказать, что женщина, сумевшая расположить его к себе, отличается от других.

Он помолчал и добавил:

- Ты и впрямь особенная.

Он произнес это, почти не размыкая губ, голос его прозвучал отчего-то глухо, а брови чуть сошлись на переносице. Равене стало не по себе.

«Что с тобой, Рил?» - мысленно спрашивала она себя, боясь задать этот вопрос ему.

- Я не сделала ничего особенного, - ответила она. – По правде сказать, я вообще ничего не сделала. Просто Неемия оказался совсем не таким враждебным, как мне показалось в нашу первую встречу.

Решив, что, пожалуй, не стоит ждать лучшего момента, Равена взбодрилась и произнесла оживленно:

- А у меня для тебя новости, Рил. Ты даже представить не можешь, что случилось. Но я уверена, когда ты услышишь то, что я хочу тебе сказать, ты очень обрадуешься!

Рил вдруг, коротко втянув ноздрями воздух в легкие, зажмурил глаза и поднес к губам сжатую в кулак кисть.

Улыбка сошла с лица Равены. С Рилом определенно что-то происходило, он был сам не свой. У нее возникло чувство, что лиса, которого она знала, словно подменили. Как будто прямо сейчас рядом с ней в карете сидел незнакомец.

Словно взяв себя в руки, Рил открыл глаза, опустил руку, медленно расслабив сжатые в кулак пальцы.

- Давай помолчим, пока не доедем до места, я сейчас не склонен к разговорам, - без каких-либо эмоций предложил он и после паузы добавил: - Я надеюсь, ты простишь меня.

Помедлив, Равена тихо выдавила из себя:

- Как скажешь.

Однако внутри нее зарождалось беспокойство – так собираются над головой грозовые тучи, угрожая обрушиться на землю свинцовой тяжестью. Хотя прямо сейчас небо было ясным, а погода солнечной.

Повисшее в карете молчание давило на нее, угнетало, будило нехорошие мысли. Почему Рил так холоден сегодня? Куда он отлучался в эти дни? Почему вернулся сам не свой? И с какой целью для возвращения в земли клана он выбрал другую дорогу?

Тревога разрасталась внутри Равены. Наполняла легкие. Подступала к горлу. Она поймала себя на том, что ее дыхание участилось, в то время как пальцы нервно теребили ткань платья.

Но когда карета выехала из леса, а за окном показались каменистые склоны холмов, тревога, словно вышедшая из берегов река, разлилась в груди Равены, заполнив все ее существо.

Рил вез ее не в земли Клана Лисов. Она только что ясно поняла это.

- Рил? – слабо позвала Равена.

Однако тот, к кому она обращалась, не отвечал ей.

Наконец карета остановилась. Рил покинул ее первым и повернулся к Равене. Он не сказал ни слова, но она все поняла.

Сделав судорожный вдох, Равена сошла с подножки на землю, и тотчас увидела троих всадников в черных накидках.

- Иди, - глухо произнес Рил.

Равена не знала, что происходит, но повиновалась. Потому что вдруг поняла – что бы сейчас ни происходило, ей придется встретиться с этим лицом к лицу.

Она сделала не больше пяти шагов, когда ближайший к ней всадник повернулся. Порыв ветра вскинул его темные волосы, словно давая Равене возможность получше разглядеть лицо: черные брови с изломом, жесткая линия рта, холодные изумруды глаз, еще один – третий изумруд – в центре охватывающего голову золотого обруча. Левую щеку всадника рассекал тонкий шрам. Равена помнила: этот шрам оставила ему ее собственная рука в ту ночь, когда этот человек... нет, дракон... отнял у нее все.

Лицо, знакомое до боли. Лицо, которое являлось к ней в самых тяжелых, самых мучительных снах.

Всадник посмотрел на нее сквозь оценивающий прищур, криво улыбнулся краем рта и сказал:



Екатерина Слави

Отредактировано: 16.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться