Обряд в снежную ночь

Размер шрифта: - +

Глава 15

 

Кассандра держала нож, который ей только что вручил Хантер, убрав с огня. Она глядела на красную сталь, опасаясь того, что будет, зная нрав принцессы. Почувствовав сильную руку на плече, посмотрела на мужчину. Виторг подмигнул ей и проговорил:

– Она справится, как и ты. Мой друг выбрал сильную пару.

Девушка улыбнулась, чувствуя тепло от его слов, совсем не смущаясь, а потом обернулась к девушке. Сиена сидела на лавке с оголенной ногой и с ненавистью смотрела на снежные деревья, вызывающие у нее ярость и гнев. Повернувшись к знахарке, замечая нож с красным лезвием в ее руке, она с возмущением воскликнула:

– Что это? Я не хочу!

Ероха присела на корточки у ног девушки и прошептала:

– Нужно остановить гниль. Не бойся, я не буду ничего вырезать… сейчас.

– А потом? – уточнила принцесса, не желая, чтобы необразованная девка кромсала ее ногу. Она вернется, и лекари обязательно вылечат ее. Они должны знать, как бороться с ненавистной заразой.

– Если желаешь быть здоровой, ходить на двух ногах, нужно будет все очистить. Но это в других условиях. Сейчас нужно самое необходимое, – девушка показала на дощечку, на которой стояла кружка, и продолжила: – Выпей, и потом я начну. Только не шевелись и терпи.

Знахарка только хотела предупредить о том, что будет делать, как заметила, что Сиена отвернулась, не собираясь ничего делать.

Кассандра вздохнула, удивляясь, почему принцесса не хочет понять, что она умрет, если будет дальше продолжать так себя вести, и резко сказала:

– Выпей! Там… корица, крапива и розмарин. Целительный настой. Он поможет.

– Я обойдусь без этой гадости, – начала девушка, но вздрогнула, услышав яростный голос Хантера:

– Еще слово и мы оставим тебя здесь! Пей!

Сиена непонимающе посмотрела на грозного оборотня, совсем не ожидая такой реакции и, сменив гневное лицо на ангельское, уверенно проговорила:

– Хантер, я могу терпеть. Поверь, я справлюсь.

– Ты уже показала, на что способна, а также во всей красе продемонстрировала свой нрав. Знай, братья защищают только тех, кто под их защитой. Ты сама приговорила себя.

– Но… А ты? Ты же помогал мне…

– Я подчиняюсь верховному альфе. Он мой друг и мне многое можно, что другим запрещено.

– И кто же из братьев твой друг? – высокомерно спросила принцесса, с грустью понимая, что предположение ерохи оказалось верным. Хантер не ее жених. Значит, если альфа не Хантер, то…

– Ревальд и Креван – мои лучшие друзья. Мы дружим с детства, когда я помог им убить двух огромных беловолов. Это было летом. Голодные бешеные звери спустились в поисках еды и набросились на детей. Тогда их отец управлял хормами, родители бы не успели их спасти, были слишком далеко. Я был младшим в своей семье, и вожаком не суждено было быть. Но в тот вечер мы кардинально изменили наши судьбы, став по призванию будущими альфами, а один верховным. Обряд, который проходят воины в шестнадцать лет, мы прошли в девять.

Кассандра охнула, даже не представляя, как мальчики могли справиться с огромными взрослыми самцами. Она вспомнила страшного зверя, и стало не по себе.

– Значит, я должна стать женой верховного? – уточнила Сиена, выделяя самое важное из глупой истории оборотней и детей. Мысль, что она будет занимать столь важное место в жизни виторгов, заставила задуматься.

– Нет, обряд у тебя с альфой снежных земель. Верховный альфа слишком силен для человеческой пары и может убить. Лишь связь с истинной ему уготована, если Луна благословит.

Девушка скривилась, совсем ничего не понимая. Загадки, истинные – глупости. Нужно только вести себя по-другому, если животным нравятся молчаливые девки, она может на время побыть недалекой гусыней.

Принцесса задумалась. Выходит, верховный, как и ее будущий супруг, совершенно свободны. Но Ревальд признал в ерохе свою женщину, может, именно он был ее женихом, и тогда она может посягнуть на самого верховного? Если, конечно, им является Креван. Девушка считала, что он больше подходит на эту роль. Его брата она не воспринимала всерьез, считая ничтожеством.

А если нет? Все не так, и именно Ревальд – верховный альфа?!

Тогда они ей не нужны. Если быть женой, то самого сильного. Она этого достойна. В любом случае ей нужно вылечиться. Она взяла кружку и выпила настой, кривясь вкусу приторной мерзости.

Кассандра взяла нож рукой и стала водить по ноге, посыпая на лезвие порошок, шепча заветные слова, которые никто не понимал. Она бубнила, шептала, пела на чужом языке, закрыв глаза.

Ветер поднялся. Он с силой захватывал снег и обсыпал девушек. Но Кассандра ничего не замечала, она продолжала заговаривать нож, наблюдая, как горит лезвие и песок, что сыпался с него, превращаясь в серую пыль.

Боль… яростная, сжимающая, внезапно взорвала сознание, и Сиена, открыла рот, тяжело дыша, заставляя себя не кричать. Такого ада она не знала. Но это не повод для слабости. Она не должна показывать свои муки.



Елена Рейн

Отредактировано: 19.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться