Обсидиановые нити

Размер шрифта: - +

Глава 30_1

Он как губка впитывал знания, которые соизволил оставить Синхар для своей будущей жизни. Под действием руны прочитанное оседало в мозгу и становилось частью долговременной памяти. Иногда Лерон засиживался в храме сутками. Бриана не отвлекала, только присылала слуг с едой, чтобы не умер с голоду.

Оказывается, Синхар в свое время перешел на сторону Багрового повелителя, чтобы разобраться в устройстве «абсолютно черного меча» и найти способ побороть его влияние на магию других рас. И принц нашел ответ. Все было просто и сложно одновременно. Симфы не могли противостоять «абсолютно черному мечу», потому что он не отражал света. Его поглощающей способности хватало на то, чтобы обезоружить всех магов отражения. Симфы становились беспомощней котят, потому что чересчур привыкли полагаться на отражения – основу их жизненного уклада. Чтобы вырвать из плена поглощающей способности меча магию симфов, достаточно было всего лишь оцарапать его клинок. И тут начиналось самое сложное. Клинок защищен могущественными рунами, чтобы его оцарапать нужна сила как минимум четверых и обсидиан – противостоящий магии материал.

Из записей Синхара Лерон понял, что тот не знал, как убить Багрового повелителя, чтобы в будущем не столкнуться с новым воплощением. Но принц мог лишить врага главного оружия. Руны на клинках Синхар вырезал как раз для того, чтобы усилить мощь своего личного оружия.  

Однако как всегда существовало одно «но», принц вырезал на клинках три руны, которых было достаточно, чтобы оцарапать меч Багрового повелителя. А вот четвертую, без которой использование обсидиановых клинков могло быть очень опасным, не успел. У Синхара банально не хватило времени, чтобы реализовать свой план и открыться тем, чья помощь ему требовалась. Он оставил точные указания, как чеканить руны и подробное описание недостающего узора.

Большую часть времени Лерон пытался вырезать руну, но это оказалось довольно непростым делом. За месяц он испортил груду обсидиановых заготовок, но не смог достичь нужного результата. Руна не светилась – значит, он где-то слишком сильно нажал или отклонился на миллиметр в сторону.

А потом пришли новости из «королевского двора». Илар отчаянно пытался связаться с ним, но магистр какое-то время просто игнорировал попытки друга, о чем пожалел впоследствии.

Лерон раздраженно отшвырнул обсидиановую заготовку, понимая, что руна по-прежнему не хочет загораться. И в чем проблема мужчина не знал. А без этого узора никогда не решиться использовать клинки в бою. Если бы речь шла только о его жизни, то уже давно активировал руны. Но все было не так просто. И в результате вместо царапины на «абсолютно черном мече» Лерон мог получить рассеянные по Бездне обсидиановые нити, уничтожить себя без права на перерождение, да и не только себя.

Снова замигало кольцо на пальце. Магистр вздохнул и повернул камнем вовнутрь, принимая вызов илара.

Мысли передавались без эмоций, но после первых слов Лерон представил паникующего Ранера.

«Лер, ситуация критическая, возвращайся. Лорды сговариваются о союзе с Речным против замка, конечно, за моей спиной. Я не знаю, что делать. И, если честно, не знаю даже, что ты сможешь сделать».

«Перерезать всех»,- зло подумал Лерон в ответ, забыв, что илар на связи.

«Заманчивое предложение. Или это приказ?»

Перед глазами тут же всплыло ухмыляющееся лицо Ранера. Как будто расстояния нет, и они разговаривали в одной комнате.

«Ха-ха-ха!»- передал Лерон.- «Ты устроишь для меня такой сюрприз? Я возвращаюсь, жди у портала на озере Мрака. Пока не нужно афишировать мое прибытие».

Лерон разорвал связь. Последний раз попытался вырезать руну, но снова неудачно. Что там Крис говорила, все у них повторяется? Уже и поверить несложно, время против него работало, как и было с Синхаром. Без четвертой руны он не решится использовать клинки, не сможет потребовать такой платы после стольких лет недоверия и вражды.

Бриана по лицу поняла, что он собрался покинуть «царство теней». А Лерон по ее глазам прочитал, что королева видгаров боялась его отпускать. Перспектива снова остаться в одиночестве с полусумасшедшим племянником, которого Лерону пришлось однажды усмирить, пугала женщину. Сейчас она была той юной девчонкой, которую Синхар оставил в одиночестве, отправляясь в свой последний бой.

Видгары считали себя самой могущественной и сильной расой. И магистр готов был признать за ними это право. Огненные имели уникальные силы: убить их можно было только прямым ударом в сердце, все остальные даже самые жуткие раны затягивались благодаря магии. Видгары могли сражаться любым видом оружия, не требовали обучения и продолжали бой, получив страшные увечья. Из прошлой жизни Лерон помнил, каким вернулся после дуэли брат Брианы: поломанные ребра разорвали кожу, одна рука едва держалась на сухожильях, а вторая оказалась сломанной в трех местах, что не мешало мужчине держать меч и ухмыляться, а на утро проснуться целым и невредимым.

Видгаров по праву называли магами войны и крови. Представитель любой другой расы, который вкусил крови видгара, получал страшное проклятие. Особенностей этой магии Лерон не знал, однако помнил, что особо опасных преступников наказывали как раз видгары своей кровью. И вся Симфония в прошлом дрожала при одном упоминании об этом ритуале.



Анна Восковатая

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться