Обсидиановый клинок

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1

Несколько лет спустя…

 

- Как можно не слышать охранное заклинание, которое ревет по всему дому? – в покои молодого демона ворвался его взбешенный отец. – Это твоих рук дело? – дернул он сына за локоть и стащил с кровати почти бесчувственное тело.

Ничего не понимая, молодой демон вскочил на ноги и, качаясь, уставился пустым стеклянным взглядом на своего отца - лорда Астарота Арлема:

- Что происходит? – ошалело глядя вокруг, спросил молодой нетрезвый демон. Помещение вокруг него странно кружилось, не давая сосредоточится на его очертаниях. Назойливый звук давил на и без того гудящую от выпитого голову, поэтому он скривился, наморщился и недовольно посмотрел на разъяренного отца, посмевшего прервать его веселый вечер, который только недавно начался.

- Это твоих рук дело? - еще раз гневно повторил свой вопрос лорд Арлем старший, обращаясь к качающемуся сыну, но тому все было совершенно без разницы. Он с удивлением смотрел вокруг, все еще не понимая, что происходит. – Разве тут дом утех и пристанище для убогих? – пнув ногой лежащего рядом с ним демона, спросил лорд Астарот у него. В который раз по счету он уже ругал сына, что тот устроил в доме место для увеселений, он уже сбился, только отпрыску все было мало и мало. Изысканная роскошь комнаты истрепалась из-за действий постоянно сменяющихся друзей сына, пользующихся его деньгами и положением, превратившись в комнату дешевого притона с тем же тухло-кислым запахом.

Хмыкнув, сын Хранителя обернулся и с ухмылкой оглядел свою комнату: на кровати с темным балдахином лежали две темноволосые полуголые демоницы, а на полу – двое его друзей-демонов, между которыми спала рыженькая вампирша. Весело улыбаясь, он повернулся к отцу, намереваясь все рассказать, но тот его перебил:

- Мельхор, на кого ты похож…- тяжело вздохнул родитель, взывая к его совести и стараясь не смотреть на комнату, а только на сына, проговорил устало он, щелчком пальца выключая звук ревущей в замке охранки. – Иногда мне кажется, что ты не мой сын. Хорошо, что мать этого не видит. – Ему было больно говорить эти слова, но он уже не знал, как достучаться до неразумного сына. Тяжело видеть то, каким становится его сын - достойный демон, теряя себя.

- Я… - почувствовав неприятное ощущение в груди, хотел было оправдаться Мельхор.

- Молчи! – неожиданно рявкнул на него Хранитель. Что можно с него взять? Он устал бороться с ним, пусть отвечает за свои проступки, если это устроил он. – Нашу непробиваемую и неуязвимую защиту, которую ты проверял, взломали. Если это сделал не ты, - он многозначительно посмотрел на сына, и тот сразу же отрицательно повертел головой. - Кто – неизвестно… А вот что хотели забрать – это самое интересное. Догадаешься сам?- ехидно спросил он у сына, ожидая если не умных мыслей, то хотя бы дельных предположений.

- Неужели золото? – также ехидно он спросил у отца, явно не задумываясь над всей серьезностью ситуации.

- Ты сейчас смеешься надо мной? – взревел взбешенный демон. Его рога заискрили от накопившейся магии, и сейчас выплескивали ее вокруг огненные искры, грозя поджечь затасканную комнату.

- Я туго соображаю после разрыв – вина, - усмехнулся Мельхор, ожидая, что его поймут, наконец, и оставят в покое. Настроение у молодого демона было не такое, чтобы разбираться с нежданными гостями поместья Арлемов. Ему хотелось отдыхать и веселиться, как он уже делал долгое время. Зачем что-то менять?

- Разрыв – вина? О, Великий Валаам, за какие грехи ты послал мне этого ребенка?! – печально воззвал к Властителю Аргольда лорд Астарот и, развернувшись, ушел, хлопнув дверью. Спорить с этим мальчишкой бессмысленно, учить чему-то – бесполезно, ожидать помощи – напрасно. Так стоит ли сейчас ругаться с ним в очередной, наверно, миллионный раз, если от этого не будет толку? А если и будет, то кому потом разгребать последствия буйной головы молодого демона?

- Да, что такого я сделал? – не понимая, спросил Мельхор, улыбаясь у двери, раскинув руки в стороны, но, не получив ответа, небрежно пожал плечами и повернулся к друзьям.

Слова лорда Артема старшего о матери на самом деле сильно задели его, но показывать это отцу он не желал. Только когда родитель ушел и оставил его наедине со своей совестью, Мельхор схватил бутылку со стола и, рухнув в кресло, стал пить эльфийское вино прямо из горла, вспоминая свою добрую заботливую мать, которой уже давно не было с ними.

Она погибла во время Красной луны больше пятидесяти лет назад, помогая отцу удержать границы миров. Магическая энергия луны продавливала установленные границы его мира, лопая их как воздушные шары, открывая проход низшим сущностям с крайних кругов Аргольда. Мельхор унаследовал силу отца, но тогда он был еще слишком молод и не опытен и не смог справиться с такой непослушной неукротимой и страшной силой. Мать закрыла его родовым щитом своей семьи, который он не смог пробить и сама направилась на помощь отцу, где и погибла, пожертвовав собой, от лап верхольда – паукообразного монстра с ядовитыми клыками.

Тот момент был самым ужасным в истории его семьи. Отец не смог пережить трагедию и отдалился от сына. А Мельхор ненавидел своего родителя, что сам не умер за его мать.

Со временем боль притупилась, но закостенелая обида и чувство вины не отпускали. Они все больше и больше раскапывали пропасть между собой, отдаляясь друг от друга с каждым годом все дальше и дальше. Пока не свели общение практически к минимуму. В скором времени, подумал Мельхор, они, наверно, и обращать внимания друг на друга не будут, потому что станут совсем чужими. Да и сейчас-то разговаривают, точнее, ругаются и спорят, только из-за того, что он еще живет в родовом поместье.



Kuzina Ekaterina

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться