Обсидиановый огонь

Размер шрифта: - +

Глава 18_4

***

Скрываться и прятаться – это, наверное, даже не судьба уже, а закон существования. Только от себя не спрячешься. От грехов прошлого, от боли, ужаса, надоедливой совести, страха. Страха… Жуткого суеверного страха… Страха до тошноты.

Ольге почувствовала приближение приступа утром. Освободившись из ванной, девушка была зла на магистра «королевского двора», всю ночь прокручивала в голове планы мести, которой Вилору не избежать. Но когда увидела его послание из лепестков роз на постели. Эти красные лепестки на белых простынях. Реальность поплыла, превращая цветы в пятна крови, извлекая из закоулков памяти давний кошмар.

Жутко зачесались руки. И Ольге, выныривая из очередного видения, понимала, что уже через час расцарапает их до крови, в который раз погружаясь в собственную личную Бездну. Да, ее муки – это уже лишь отголоски проклятия. Эти приступы можно перетерпеть, но не забыть. И никак не избавиться от страха, который стал ее спутником много веков назад, когда на эшафоте ей влили в горло вязкую и горячую кровь видгара, проклиная и практически не оставляя шансов на спасение.

Но Ольге, в отличие от многих, смогла заслужить прощение. Услышала от видгара освобождающие слова. Однако приступы возвращались периодически, принося страх и боль.

Она никому не сможет объяснить, что происходит в голове и теле в эти моменты. Чтобы понять – нужно пережить самому. Пусть Бранд и избавил от необходимости повторять, но подходит контрольная точка. И опять только дикий вой, красная пелена вокруг, руки в кровь, боль, страх. Как в реальности… Снова. Карающий! Лучше в реальности, чем вот такими вспышками в мозгу, когда от вида крови выворачивает наизнанку, когда чувствуешь себя чудовищем, монстром и упиваешься этим ощущением.

Ольге поспешила покинуть замок, не желая, чтобы Лелана лицезрела ее агонию. В тот раз девушка застала только остаточный приступ и хранительница очень не хотела, чтобы подруга видела, как в судорогах выгибается тело, подчиняясь навеянной иллюзией боли.

Ольге тихо застонала, прислоняясь к дереву. Вспышки, проклятые отголоски видгарского наказания. Только одному человеку Ольге позволила видеть ее агонию. Сирил терпел недели её помешательства, зажимая в своих объятиях, успокаивая целительной магией. И это первый серьезный кризис без него.

Ольге бежала в убежище – единственное место, где могла укрыться, пользуясь привилегией хранителя. Она надеялась, что не найдет ничего острого, не будет у неё искушения резать руки, тело, заливать кровью простыни. А потом блевать от красных луж на полу.

Но до убежища Ольге не дошла. Возле порталов Озерного края не могла воспротивиться зову чего-то сильного и могучего, будто хозяин призывает, приказывает своей волей. Будто до сих пор тень. Девушка побрела, ориентируясь на этот древний зов.

Она безошибочно определила источник. Меч Бранда лежал на земле возле колючего кустарника, небрежно брошенный чьей-то рукой. Ольге уже практически не различала реальность. Красная пелена застила глаза, девушка не слышала и не видела, что происходило вокруг. Меч манил и гипнотизировал. Она присела и дрожащей рукой коснулась его лезвия. Зов тут же утих. Но в воспаленное сознание ворвались слишком яркие картины возможных будущих событий. Смешанная магия видгара и хилфайгона показала ей Бранда, активирующего руны на рукояти.  А после Ольге увидела как видгара охватило пламя. Бранд растворялся в нем, превращаясь в первородный огонь Бездны. А Сирил летел к нему, распахнув огромные белоснежные крылья. Новая вспышка и другая сцена: целитель горел, обхватив друга, пытаясь сбить пламя. Прекрасные белые крылья на глазах Ольге превращались в пепел. Сирил кричал. И его вой будет преследовать хранительницу по ночам. Агония хилфлайгона – самое жуткое зрелище, которое ей доводилось видеть за слишком долгую жизнь. Ольге будто вышвырнули из видения. Она ошеломленно замотала головой, пытаясь прийти в себя. Даже не поняла, что по лицу катятся слезы.

Нет! Этот меч никогда не попадет в руки Бранда. Никогда! Пусть лучше меч прожжет ее нити, но она не позволит Бранду… Ольге не смогла сдержать всхлип. Обугленные крылья… Бездна!

Ольге схватила меч за рукоять. Ладонь обожгло огнем, на ладони вспыхнула руна. Но хранительница знала, что меч покорится ей. Однако магическое оружие еще не закончило свои игры с освобожденной тенью, показывая новые картины будущих событий.  Ольге на трясущихся ногах ушла в чащу и присела, баюкая меч в руках, качаясь из стороны в сторону. Как сделать выбор? Позволить Сирилу умереть или… От последнего видения затрусило, как в лихорадке. Всезнающий, Пылающий, все боги мира! Дайте же, в конце концов, тот вариант, когда для неё наступает тьма. Спокойствие… Недостижимая черта, к которой стремится не одну сотню лет. Пожалуйста, пусть будет вариант, где она умирает. Но те так… Не такой выбор.

Заставила себя подняться на ноги, не смотря на то, что меч обжигал, распространяя по телу волны боли. Но она отнесет его туда, где ему место. Где Бранд не сможет его найти. По крайней мере пока. Не готова она увидеть смерть Сирила. И никогда не будет готова.

Пошатываясь, Ольге направилась в лес. Но приступ опередил ее. Яркие галлюцинации накинулись на сознание и хранительница осознала себя только через время.

Она стояла на лесной опушке и носки ее сапог упирались во что-то. Девушка опустила взгляд и побледнела. Истерзанные тела двух мужчин, кровавые лужи на пожухлой осенней траве.. Ольге в ужасе отшатнулась. Всезнающий! Нет, только не снова. Но меч Бранда не испачкан чужой кровью, да и одежда ее в грязи, конечно, и порвана, но не заляпана кровью. Хранительница облегченно выдохнула, осознав, что не она стала причиной жестокой смерти этих мужчин. А когда узнала лицо одного их них, задрожала.



Анна Восковатая

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться