Обязательно попробуй

Размер шрифта: - +

Обязательно попробуй

   Самер наблюдал, как планета двигается по орбите, словно бусина на   прозрачной нити.  Даже с расстояния в сотни миль угадывались зеленые деревья и голубые моря. 
      -  Самер, мы устали его ловить, – раздался в ухе голос. – Он невероятно хитрый.
      Наставник Самера, Винтер, с любопытством посмотрел на своего протеже. 
      -  Что у них случилось?
      -  Не могут поймать последнего червя.
    -  Конечно, - кивнул Винтер. – Не смотря на полное отсутствие мозгов, нужно помнить: червь - живое существо. И он хочет жить. Стоит это уважать.
      Самер открыл рот и, подумав, закрыл. Уважать червя? Нет уж, увольте. Паразит – он всегда паразит. Тот факт, что отдельные особи на этой планете достигали размеров космического корабля, не добавлял им солидности.
      Винтер провел рукой над панелью. С тихим шипением один из блоков стены отъехал в сторону, образовав нишу. Винтер запустил в нее руку и вытащил на свет черный бокал. Ножка представляла собой костяную ладонь. Она в аристократической манере держала основную часть бокала. Вдоль кромки были выбиты слова древней молитвы. 
      -  Скоро все закончится, - сказал Винтер, повертев бокал в руках. – В этот раз даже обойдемся без бомбежки.
      Самер с удивлением посмотрел на наставника.
      -   А были случаи?
      -  Конечно, - улыбнулся Винтер. – Когда мы находим планету, пригодную для Зачатия, на ней кто-то обязательно уже живет. За всю историю нам не попадалась ни одна «чистая» планета. 
      -  И как это случилось? – спросил Самер.
      -  Забросали камнями из космоса, - ответил Винтер, пожав плечами. – Планета была населена ящерами. И нам с моим наставником никак не удавалось избавиться от них. Мы утроили им миллионы лет холодов, после которых они сами вымерли.
      Самер присвистнул. Он и не думал, что очистка может достигнуть таких масштабов. Конечно, подходящие планеты с годами попадались все реже. Но чтобы так бороться за кусок камня? 
      -  А знаешь, что самое забавное? – продолжал Винтер, улыбаясь. – Я потом долго летал по планете в поисках подходящего места, чтобы посадить яблоню.
      От неожиданности Самер закашлялся. Вот он, подходящий момент, которого он ждал. Когда жребий стать будущим Отцом выпал ему, Самер постарался найти всю возможную информацию про эту должность. Но кое-что осталось без ответа.
      - Почему яблоня? – выпалил Самер вопрос, вертевшийся на языке уже пару недель. – Столько удивительных растений можно взять с известных нам планет.
      Винтер ухмыльнулся и поставил бокал на панель.
      -  Ты похож на меня в молодости, - ответил он. – Когда-то и я задавался тем же вопросом. И знаешь что понял?
      Самер покачал головой.
      -  У нашего босса нездоровая любовь к этому дереву. Вот и весь ответ.
      Самер разочарованно выдохнул. Он ожидал чего-то более конкретного. Простое логическое обоснование, вроде «хорошо приживается» или «выделяет достаточное количество кислорода», он бы еще проглотил. Но такое напускное безразличие ему не понравилось.
      -  Самер, - снова раздался в ухе голос. – Планета очищена.
     Самер передал слова командира корабля Винтеру. Тот удовлетворенно кивнул и наклонился над бокалом, готовясь к ритуалу. Самер мельком взглянул на старинные стрелочные часы с лицом одного из тринадцати старейшин. До восхода солнца оставался еще час. Самер решил взять быка за рога и выплеснуть на наставника все накопившиеся.
      -  Можно еще вопрос?
      Винтер тоже посмотрел на часы.
      -  Да, почему нет.
      - Зачем боссу это? - он неопределенно взмахнул руками, как бы указывая на все сразу. – Летаем по галактикам, ищем подходящие планеты, зарождаем жизнь. С какой целью?
      Винтер заговорщицки подмигнул Самеру.
      -  А кто говорит о цели?
      -  Ну как, - Самер переминался с ноги на ногу. – С детства нас учили во всем искать смысл. Ничего не делается просто так. Иначе мы бы погибли.
      - У нас есть Предназначение, - ответил Винтер, пожав плечами. – Смысл? Ты же знаешь, что космос бесконечен?
      Самер замешкался. Столь резкая смена темы разговора поставила его в тупик. Отцы известны своими философскими высказываниями. Самер иногда думал, что есть специальные курсы, на которых учат говорить много, не сказав ничего. И ходят они туда вместе с политиками. Винтер прошел вдоль панели и прислонился к иллюминатору. За его спиной планета продолжала плыть по давно заданной траектории. 
      -  При этом, - продолжал Винтер. – Он, космос, ограничен по объему. Его ничто не сдерживает, но есть «граница», за которой ничего нет.
      Самер кивнул. Все это он слышал еще совсем молодым. 
      -  А теперь, - Винтер сложил руки на груди. – Попробуй это представить.
      Самер пожал плечами и закрыл глаза. Значит, космос. Бесконечный. Тьма и холод тянется на сотни и тысячи, миллионы световых лет. Ограничен в объеме. Значит, где-то заканчивается. 
      Самер облизал пересохшие губы. Он вообразил границу, где заканчивается материя. А дальше? Космос бесконечен. Дальше тоже что-то есть. Только это что-то называется «ничего». 
      Понаблюдав за Самером, Винтер сказал:
      -  Не получается, верно? 
      Самер с неохотой кивнул. Трудно признавать, но обманывать наставника было глупо.
      Винтер нахмурился. Обойдя панель, он нажал на одну из зеленых кнопок. В дальней части помещения открылась тяжелая металлическая дверь.
      -  Пойдем, я кое-что тебе покажу. 
      -  А что там? – спросил Самер, кивнув на дверь.
      -  Ответы, - загадочно ответил Винтер.
      Пожав плечами, Самер направился за наставником. Он с любопытством осматривал узкий темный коридор. По всему кораблю проходила сеть таких вот коридорчиков. Пользоваться ими мог только Отец. Делалось это потому, что Отцам запрещалось разговаривать с кем-то кроме других Отцов или своими протеже. Самер знал, что когда-то это ждет и его. 
      -  Я рассказывал про планету, населенную ящерами, - сказал Винтер.
      Самер кивнул, хотя, следуя впереди, Винтер не мог видеть.
      -  К сожалению, - продолжал Винтер. – Мой наставник задавался теми же вопросами, что и ты. И когда мы закидывали планету камнями, он решил, что пора узнать, зачем мы это делаем.
      Самер затаил дыхание и ускорил шаг. Вот сейчас Винтер расскажет что-то такое, после чего все встанет на свои места. Поблагодарив в душе всех Святых, Самер спросил:
      -  И что он сделал, ваш наставник?
      -  Пошел к боссу.
      От неожиданности Самер споткнулся и схватился за стену. К боссу?! К нему запрещено обращаться напрямую. Можно ходить в храм, передавать просьбы через Святых. Ну, или просто молиться. Самер попытался вспомнить хоть один подобный случай и не смог.
      - Да, результат оказался непредсказуем, - сказал Винтер, словно прочитал его мысли.
      Они остановились перед массивной металлической дверью. Щель между створками была такой тонкой, что Самер вначале подумал, что они завернули в тупик. 
      -  За этой дверью моторный отсек, - сказал Винтер.
      Самер судорожно кивнул. Помимо ритуала Зачатия, Отцы должны следить за двигателями корабля. Это еще один вопрос, который вертелся у Самера на языке.
      Винтер провел рукой вдоль двери. Десятки замков защелкали в причудливом ритме.
      -  Мой наставник отправился к боссу, - продолжал Винтер.
      (Щелк, щелк, щелк)
      -  И потребовал ответы на свои вопросы. 
      (Щелк)
      -  А босс не любит, когда требуют.
      Самер открыл, было, рот, чтобы узнать, что было дальше, как створки двери резко раздвинулись. В лицо полыхнуло жаром. Запах горелой резины и озона защекотал ноздри. Самер инстинктивно отпрыгнул и закрыл лицо руками. Даже сквозь пальцы угадывался огненный столб желтого пламени. Оно извивалось, крутилось, перемежаясь зелеными вспышками. 
      -  Я догадывался, что так будет, - услышал Самер голос Винтера. Он звучал приглушенно, словно доносился из далека. – Но не попытался его остановить.
      Любопытство взяло верх, и Самер медленно опустил руки. Вначале он видел только огонь, бушующий в маленьком помещении. Затем, когда глаза привыкли, он рассмотрел провода, словно змеи, тянувшиеся по полу. И тяжелые металлические экраны по краям. Если Самер правильно понял, они преобразовывали тепло в энергию.
      Но в центре огненного столпа было что-то еще. Металлические трубки, черные в копоти и цвета слоновой кости.
      По телу Самера прокатилась волна адреналина. Время замедлилось и остановилось. Самер закричал и рванул обратно по коридору. Он бежал и бежал, не раздумывая, куда несут его ноги. На развилке повернул налево, затем снова направо, пока не попал в тупик. 
Тяжело дыша, Самер облокотился о стену и съехал на пол. Дрожь пробежала по телу от кончиков пальцев и остановилась на макушке. Сердце продолжало бешено скакать. Казалось, оно хотело вырваться из груди и продолжать бежать. 
      Через несколько минут, показавшимися днями, послышались неторопливые шаги. На корабле нет места, в котором можно спрятаться от Винтера. Самер опустил голову, стараясь не смотреть на наставника.
      Винтер присел рядом с Самером. 
      -  Нам не дано понять некоторые вещи, - сказал Винтер, обняв Самера за плечи. – Прими это.
      -  Это был?.. – начал Самер, хотя, уже знал ответ.
      -  Да, это был мой наставник, - ответил Винтер, с легким оттенком иронии. – Как мне потом сказали, он проявил крайнее неуважение.
      Винтер почесал подбородок.
      -  Наш босс – ребенок. Наглый, капризный, жадный ребенок. Можно всю жизнь просить его сделать что-нибудь хорошее, а он останется глух. А можно один единственный раз усомниться и он уничтожит тебя.
      Самер обдало холодным потом. С ужасом он посмотрел на Винтера. Вот сейчас в него ударит молния. Или он задохнется. Или из глаз пойдет кровь. Не исключено, что все сразу. 
      Прошла секунда. Затем, другая. 
      -  Босс хочет, чтобы мы верили. И не пререкались. Только он один знает, зачем все это. – Винтер поднял глаза к потолку. – По крайней мере, я надеюсь.
      Самер кивнул, сам не понимая, с чем соглашается. Вера – это основа всего. Но слепо следовать вере может только дурак. А вдруг, все не так как кажется? Может, нужно верить во что-то иное.
      -  Ты успел заметить термо-преобразователи? – спросил Винтер. Самер вспомнил тяжелые экраны вокруг пламени и кивнул.
      -  Поистине прекрасное изобретение, - гордость в  голосе Винтера заставила Самера поежиться. – Теперь грешники – наше топливо. Мой наставник, к примеру, обеспечивает энергией весь корабль. 
      Винтер хлопнул себя по коленям и встал.
      -  Ладно, пора начинать ритуал. Ты со мной? – спросил он. Когда Самер энергично помотал головой, кивнул. – И правильно, посиди, обдумай. Будет еще время. 
      -  Сер, - неожиданно для самого себя сказал Самер. – Можно задать последний вопрос?
      Винтер вздохнул и поправил манжеты костюма.
      -  Давай, только последний.
      -  Что стало с той планетой? С ящерами?
      -  Интересно, правда? – спросил Винтер. Когда Самер кивнул, продолжил. – Произошла катастрофа. ДНК, которую мой наставник оставил на планете, мутировала. Люди были отличны от нас: кровь в их жилах сменила цвет с зеленой на красную. Можешь себе представить?
      Самер неопределенно махнул рукой. 
      - Кровь делает нас такими, какие мы есть, - продолжал Винтер. – Люди той планеты превратились в злых алчных животных. Вся их история – это войны. А главная цель – пустить кровь собрату.
      -  И чем все закончилось? – с замирание сердца спросил Самер.
      Винтер пожал плечами.
      - Планете присвоили класс «АД». Теперь на нее ссылают грешников с других планет.
      Волосы на затылке Самера вновь встали дыбом. Он вспомнил огромные кипящие огнем планеты. Многие могли соперничать с солнцами. Во вселенной есть тринадцать планет класса «АД» и всего три «РАЯ». 
      -  А можно было что-нибудь сделать?
      -  Не думаю, - покачал головой Винтер. – Я слышал, сын босса пытался. Но ничего не вышло. А босс только наблюдал. Он вообще, любит «наблюдать». – Немного помолчав, Винтер сказал. – Отдыхай, как будешь готов, приходи.
      Когда шаги Винтера стихли, Самер растянулся на полу. Радость, которую он еще недавно испытывал, когда узнал, что его выбрали в будущие Отцы, испарилась. Есть вещи, которые лучше не знать. Лучше верить и надеяться, что у всего есть цель. Что все не просто так.
      Но Самер не мог выкинуть из головы горячие термо-экраны, извивающиеся трубки, прыгающие по полу. И тяжелый привинченный к полу трон, к которому блестящими гвоздями и тяжелыми цепями был привинчен пылающий желтым пламенем скелет. Кисти, сжимающие подлокотники. И череп, поднимающийся, чтобы посмотреть на вошедших. Ухмылку, навечно застывшую в ореоле дикого огня. 
      После всего, что Самер увидел, он не мог не задаться вопросом: «А стоит ли оно того?».



Филипп Харзимов

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться