Обжигающая грань

Размер шрифта: - +

Глава 29

Я как одержимая металась по узкому мрачному коридору перед отделением реанимации, беспощадно кусая губы и расцарапывая руки в кровь. 

Каждая из пробегающих мимо медсестер считала своим долгом сделать мне колкое замечание, строго призывая сесть и успокоиться. Для вида я послушно подчинялась, раздраженно понимая, что если начну грубить или пререкаться, то меня запросто выгонят отсюда. И тогда точно с ума сойду от отчаяния и безысходности. Ещё и сестра Ильи может объявиться с минуты на минуту, мгновенно раскрыв мой обман о родстве с её братом и поставив под угрозу моё прибывание здесь. Я этого однозначно не вынесу.

Мне кажется, что проходит целая вечность прежде, чем из двери отделения показывается нужный врач и буквально на бегу обрушивает на меня поток неподъёмной информации.

«Кровопотеря второй степени тяжести... Закрытая черепно-мозговая травма... Перелом рёбер... Сделали операцию...» - отголоски каких-то отдельных фраз нестерпимо сдавливают виски, тотчас вызывая удушье и тошноту.

Из-за колотящей нервной дрожи и непрекращающегося шума в ушах я оказываюсь не в состоянии воспринимать его слова и, судорожно глотая слезы, по несколько раз переспрашиваю одно и то же. 

Мужчина, очевидно, сильно торопится и уже откровенно сердится, поэтому остановившись у служебного лифта, коротко выдаёт:

- Вашему брату ещё повезло - считайте, что в рубашке родился. Не каждого из такого рода ДТП до больницы живым довозят. Да и операция прошла успешно. Часа через три-четыре, может, и бодрствовать уже будет, насколько это возможно при его травмах. Попросите медсестёр связаться с вами, если появятся новости, или я дам добро на посещение. А сейчас езжайте домой.

Домой? Нет. Я там в одиночестве, в неизвестности, буду точно раненый зверь в клетке биться. Без вариантов остаюсь тут. Вдруг Илья раньше придёт в себя, или срочно что-то понадобится. Но то, что врач настроен оптимистично, меня ощутимо приободрило. Даже дрожь начала потихоньку отпускать, и дыхание восстанавливаться. 

Илья сильный, он обязательно скоро поправится. Всё у него будет хорошо... У нас будет.

Переговорив с медсестрой, я изо всех сил пытаюсь взять себя в руки, сдерживая очередной поток слёз, и спускаюсь в вестибюль на первый этаж. Ко мне сразу обеспокоено подбегают Олег и Лиля, одновременно спрашивая: «Как он? Что говорят?»

Озвучивая всё, что запомнила из слов врача, я снова срываюсь и плачу. 

Мне безумно жалко Илью, невыносимо больно и страшно за него. Сердце мучительно разрывается от мысли, что он беспомощно лежит в реанимации с кучей порезов, ушибов и более серьёзных травм... Что ему очень плохо, и он там совсем один. А когда я осознаю, что в этой аварии Илья мог погибнуть - по коже молнией проносятся ледяные мурашки, лёгкие тотчас сковывает от липкого ужаса. И новая волна истерики накрывает с головой, не стесняясь терзать меня у всех на виду.

Лиля снова крепко обнимает: гладит по спине, волосам, успокаивает, как может. Она и так всю ночь провела со мной, заставляя надеяться на лучшее и удерживая меня от совершения необдуманных глупостей. И только благодаря ей, через Олега, удалось дозвониться до родственников Ильи и сообщить им о случившемся. Ведь мне из больницы позвонили именно потому, что никто из очевидных контактов членов семьи в телефоне парня не брал трубку, а мой номер был последним в списке входящих вызовов. 

Вот я с ходу и соврала, что являюсь Илье родной сестрой, чтобы узнать, что произошло. Но девушка, сотрудник больницы, равнодушно сказала лишь то, что парень попал в аварию и находится в реанимации. Больше она в подробности не вдавалась, резко предупредив о том, что до утра приезжать в пятую городскую бессмысленно - всё равно не пустят.

Как только прервалось соединение, на меня тяжелой стеной обрушились бешеный страх и жуткая паника: грудь будто прессом сдавило, кости начало нещадно ломить, горло закупорил гигантский ком, в глазах потемнело. Если бы не саднящая внутри боязнь потери, я бы непременно рухнула в обморок. Но взамен, обхватив себя руками, вскочила и невидящими глазами рыскала по комнате в надежде понять, что мне делать. Что я могу сделать?

Авария... - звонко трещало в голове, оглушая кошмарным смыслом. 

«Он попал в аварию и сейчас в реанимации. Моя бабушка умерла в реанимации.

Боже мой, Илья! Пожалуйста, пожалуйста, только живи! У нас же ещё вся жизнь впереди. Не смей оставлять меня! Утрату ещё одного близкого человека я просто не переживу. Если с ним что-то случится, я точно умру!» - истошно молилась сквозь слёзы всем-всем высшим силам, вцепившись зубами в свою ладонь. 

Не знаю сколько времени прошло прежде, чем я рискнула выбраться из коматоза и додумалась позвонить Лиле. Подруга тут же примчалась, поставив на уши и Олега. 

Всё утро мы втроём нервно караулили у больницы и, как только охранник разрешил войти, вломились в вестибюль. А дальше я уже сама бегала, искала, узнавала, так как ребят категорически не пускали.  

- Ты же сама сказала, что операция прошла успешно! Прекрати плакать! - не сдаваясь, Лиля стискивала меня в своих объятьях ещё сильней. - Думаешь, когда Илья проснётся, ему будет приятно видеть тебя в таком убитом состоянии? А ну, соберись! Олег, пожалуйста, принеси ей из автомата что-нибудь попить.

Но я ещё громче всхлипывала, утыкаясь лицом в многострадальную футболку подруги. 

- Пойдём, присядем! - решительно скомандовала Лиля и за руку потащила меня в сторону металлической скамейки. - Тебе нужно успокоиться.

Как только мы коснулись прохладной жесткой поверхности, подруга вдруг оживилась и, дёрнув меня за запястье, заговорщицки шикнула:

- А кто это к Олегу подлетел? Не сестра ли Ильи, случаем? Смотри! Очень похожа.

Я поднимаю свои зарёванные глаза и узнаю в тревожном выражении лица девушки, активно беседующей с Беглецом, схожие с Ильёй черты. Точно его сестра. 



Карина Верная

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться