Обжигающий след 1.Колдун

Глава 11. Снова в скалы

На кухне Тиса появилась к обеду. Отец передал, что сегодня поест в солдатской столовой. Ее это устраивало. Голова прояснялась по мере поглощения квашеной капусты.

Камилла крутилась на кухне и расспрашивала, как прошел вечер у Тонечки. Молодая хозяйка коротко посвятила ее в события на приеме, умолчав о летающей вишне и непрошеном поцелуе. А еще о том, что умудрилась вчера потерять одну из маминых шпилек. Это вызывало досаду. Наверняка выпала из прически во время танцев. Теперь придется спрашивать Тонечку, возможно, ее слуги нашли украшение и готовы отдать.

– Надо же! Какая, должно быть, красота! Дерево из воды! – пропела Камилла. – Так ты танцевала с вэйном?

– Да.

– Ох, и как он тебе?

Тиса врать не стала.

– Танцует как бог. И наши девицы ему уже поклоняются, только лбом об пол не бьются.

Девушка закатила глаза. Доела квашеную капусту, наклонила тарелку, вылив остатки рассола в рот.

– А старшина Витер Дмитриевич?

Тиса нахмурилась.

– Что старшина?

– Ну, он в последнее время частенько у нашего корпуса выхаживает под разными предлогами, – смутилась кухарка. – Я же не слепая.

Хозяйка выпрямила спину на стуле.

– Камилла, если он будет искать, скажи, что меня нет дома. Когда буду, ты не знаешь, – взмолилась она. – Обещай.

– Хорошо, раз ты просишь, – усмехнулась та.

Войнова успокоилась.

– А у нас есть еще капуста? – спросила, прижав ко лбу ладонь.

Кухарка покачала головой.

– Да, девочка, надо бы тебе поосторожней с хмельным-то. Есть в погребе. Сейчас принесу.

– Я и сама не ожидала, что так выйдет, – мрачно отозвалась Тиса.

Кухарка взяла салатницу, прихватила авоську с банками варенья и вышла.

Через некоторое время послышался душераздирающий крик. Испугавшись за Камиллу, девушка вбежала в подсобку. Стряпуха сидела близ квадратного лаза в подпол и рукой держалась за сердце.

– Что же ты делаешь изверг? Разве можно так пугать! – причитала она, обращаясь к кому-то, находящемуся, по всей видимости, в погребе.

Из ямы показалась голова шкалуша. По ежику волос и плечам новобранца стекало яблочное варенье.

– Я вытирал крышки банок, как вы и велели, – парень показал ведро с тряпкой.

– Почему в темноте?

– У меня свеча погасла.

– Тьфу! – сплюнула кухарка.

Хозяйка не смогла удержаться и захихикала, придерживая руками больную голову. К ней присоединился новобранец, затем и Камилла гулко захохотала.

После обеда Тиса с полчаса раздумывала, что ей делать. Она не могла определиться со своими желаниями, но чего не хочет, знала точно: ее совершенно не радовала возможная встреча с Кроховым. После вчерашнего видеть его не желала! Значит, надо уменьшить шансы на встречу. Камилла уже предупреждена, днем лучше проводить время у Агапа. Слава Единому, Витер избегал появляться в лазарете. Но даже если зайдет, всегда можно отсидеться на кухне с Глафирой. И чтобы совсем уж не досаждать своим присутствием врачевателю, а заодно и время провести с пользой, она, пожалуй, сделает на неделе пару вылазок в скалы. Конечно, это ребячество – прятаться, лучше изъясниться лицом к лицу. Но сейчас она к этому не готова. Старшина с его напором противник в споре не из легких.

Девушка пересекла хоздвор, поглядывая по сторонам, и скрылась в лечебном корпусе. Это напомнило ей время, когда она, прячась от отца, убегала из дома, чтобы проводить дни в лесу или в зарослях терновника у стен части.

Лекарь чаевничал на кухне в компании названого брата.

– Садись с нами, – Агап придвинул к столу третий табурет.

Прохор Фомич подлил в свою кружку кипятка из самовара.

– Знатный чай, – похвалил он, причмокнув губами.

– Я лучше ложку настойки золотого корня выпью, – отказалась помощница.

– А-а, вчерашний вечер, – улыбнулся Агап. – Тогда, может быть, трезвучая?

– Нет, слишком сильное средство для меня. Уж лучше «златый корень». Головную боль снимет, сил прибавит. И достаточно.

Наставник одобрительно кивнул.

От глотка янтарной жидкости Тиса окончательно воскресла. Она подсела к столу, откусила пряник, потом коротко обрисовала вчерашний вечер у Тонечки. Со стариками можно было особо не осторожничать. За разговором и не заметила, как выпила предложенную чашку чая с мятой и чабрецом и налила себе вторую.

– Боюсь, мне совсем не понравились эти столичные гости, – закончила Войнова.

– Его мать ладно, но молодой вэйн вполне достойно себя ведет, судя по твоим словам, – сказал Агап, за стеклами очков лукаво щурясь на помощницу.



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться