Обжигающий след 1.Колдун

Размер шрифта: - +

Глава 19. Соглашение

После позднего завтрака первым делом захотелось подняться на чердак. Шкалуш действительно, как и обещал, высыпал ягоды в лоток. Клюква лежала ровным слоем, крупная, красивая. Но только один лоток, когда нужно три. Хорошо бы в ближайшее время собрать еще ягод, ведь дальше пойдут уже предпраздничные дни. Вспомнив черного латника, Тиса поморщилась — она не горела желанием возвращаться на болото. Снова всплыли мысли о шкалуше, но и их погасила усилием воли. С непрошеными мыслями иногда получается поступать так же, как ранее с видениями, загоняя их в дальний уголок памяти.

Сегодня она проснулась с нелегким сердцем и долго лежала в постели, переосмысливая вчерашний день. К сожалению, думы не радовали. Надо смотреть правде в глаза: она слишком заинтересовалась шкалушем, сама того не желая, и собственными руками перечеркивает сложившуюся дружбу. Глупая!

Со вздохом Войнова направилась в гостиную. Там, сидя за кособоким столиком, написала записку Ганне, в которой предложила встретиться на базаре завтра пополудни и поговорить о Зое. На конюшне она нашла Цупа и попросила его отвезти весточку в гимназию. Возница был не прочь, поскольку вскоре как раз собирался в город по делам Жича.

Тиса завернула за конюшню к поленнице. Хотя что решат эти последние тренировки? Жнух-то уже вот он, на носу. Пусть говорят, что перед смертью не надышишься, но настроение таково, что хотелось побыть одной. Повернув полено так, чтобы круглым срезом оно глядело на нее, нарисовала угольком точку в центре годовых колец. Отмерив шагами расстояние в четыре сажени, развернулась. Замах над головой. Бросок. Пол-оборота. Раз! Нож вонзился ровно в сердцевину полена. Очень неплохо. На Жнухе, чтобы срезать корзину, нужно пять таких точных ударов. И совсем не важно, чем ты их сделаешь: ножом, саблей, стрелометом, да хоть копьем, лишь бы попасть в пять мишеней, каждую размером с подсолнуховое семечко.

Войнова вытащила нож из полена и нанесла еще дюжину ударов. Почти все приходились на угольный пятачок, но метательница все равно осталась недовольна. В этом году победить должна она — ради Зои. Если не выйдет, придется угнать служебную коляску у собственного отца и продать чиванским перекупщикам. Невольно улыбнулась шальной мысли.

— Добрый день, Тиса Лазаровна, — голос шкалуша заставил вздрогнуть.

Юноша оглядел полено с мишенью с одобрением.

— Не знал, что вы так хорошо владеете ножами, иначе поостерегся бы шутить в ваш адрес.

Тиса вяло улыбнулась.

— «Хорошо» — недостаточно для того, чтобы победить. Ты не видел, как стреляет Климыч.

Она прицелилась и метнула нож. И промахнулась. Присутствие шкалуша выбивало из колеи.

— Я уверен, что этот бросок — исключение, нежели правило, — сказал Трихон, выдергивая нож из мишени. — Вы мастерски это делаете. Это очевидно. Все, что вам надо, — это научиться сосредотачиваться.

Он вручил нож девушке.

— Закройте глаза.

Тиса моргнула.

— Не бойтесь, — улыбнулся парень. — Закройте, прошу вас.

— Я не боюсь, — фыркнула, опуская ресницы. — Это какой-то шкалушский обряд?

— Да, заставлю вас съесть старого сайгака, — пошутил горец и добавил серьезно. — Постарайтесь умерить свое дыхание.

Она послушно выдохнула, усмиряя воздух в легких.

Легко сказать, когда каждой частичкой кожи чувствуешь близость парня. Но через некоторое время все же смогла успокоиться.

— Хорошо. Услышьте стук своего сердца. Почувствуйте его... — Тиса поймала ритм своего сердцебиения. — Теперь представьте себя в самом безопасном месте.

Воображение колыхнулось, и она неожиданно ощутила себя прижатой к мужской груди. Шершавая щека, теплые крепкие руки... Нет! Плохая идея, плохая. Попыталась безуспешно представить что-то другое, но сердце уже участило стук, понеслось скачками, словно дикая лань. Дыхание сбилось. Войнова открыла глаза и раздраженно всплеснула руками.

— Не выйдет! В другой раз. И вообще мне не до этих игр!

В порыве быстрее закончить разговор и сбежать девушка заправила нож в ботинок.

 — Есть другое упражнение на сосредоточение.

— Какое? — буркнула она.

— Нужно в оживленном месте, где ходит больше всего народа, встать на пути у толпы и попытаться за минуту перечислить, например, имена всех своих однокашников по гимназии. Чиванцу же достаточно просто перечислить имена родственников.

Недоверчиво усмехнулась:

— Ты серьезно?

— Вполне, — сказал Трихон, не сводя с нее глаз.

И почему серый цвет все считают блеклым?

«Нет, надо уходить», — девушка сделала шаг назад.

— Может, вы расскажете мне, что значит «срезать корзину»? Какие правила в вашей игре? — шкалуш явно не желал ее отпускать.

— Это не игра, а конкурс, — повернулась Тиса. — Там все просто: нужно попасть в пять движущихся мишеней размером с муху. Если попадешь, выигрыш твой.

Трихон кивнул и собирался задать вопрос, но неожиданно затрубил войсковой рог.

— Что это значит? — нахмурил брови парень.

— Объявление, — протянула Тиса удивленно. — Пойдем послушаем.

На внутреннем дворе собралась толпа работников и солдат. Стоя на крыльце, Кубач зачитывал объявление с листка.

— Довести до сведения. Из чиванской каторги Дахмар, убив пару надсмотрщиков, бежали четверо заключенных. — Прокашлялся. — Есть сведения, что беглые намереваются пересечь границу, предположительно в наших местах. Преступники вооружены ножами, саблями и стрелометом. — мужчина поднял взгляд от листка и оглядел толпу. — Посему, мил други, не шастайте по лесам и полям, дабы не нарваться на душегубов.



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться