Обжигающий след 1.Колдун

Глава 21. Жнухова Горка. Сближение

Каскадом бросков жонглеры эффектно закончили свой номер, уступив сцену «укротителю древних». Громкое название для неприглядного дела. Бедные мордоклювы сидели на жердочке, привязанные веревками за лапы, и жадно ловили носом влажный воздух близкого озера.

«Укротитель», высокий сутулый чиванец, щелкнул костлявыми пальцами, и мордоклювы развернули крылья. Щелкнул, и они гаркнули, подняли правые лапы, сделав «ласточку». Один мордоклюв посмел рано опустить свою перепончатую лапу и тут же получил тычок от дрессировщика.

— Кто бы ему самому дал оплеуху, — возмутилась Войнова. — Бедные животные!

Номер наконец закончился. Следующей на помост «выползла» женщина-змея, гибкая до неестественности. «Наверняка сейчас будет влезать в какой-нибудь ящик», — подумала девушка. Но ящика, видимо, не нашлось, и артистка просто складывалась во всевозможные фигуры и завязывалась в узлы.

— Подумаешь, змея! — позади послышался голос Тамары Горчак. — Молодой человек, видели бы вы мою соседку по огороду. Клава порой так над грядкой скрючится, что любая змея позавидует!

Тиса обратила внимание на Рича. Тот наблюдал за артисткой, и глаза его блестели.

— Нравится? — спросила, приобняв мальчишку за плечи. Он вздрогнул от неожиданности и прошептал:

— Это же Ханза. Я знаю ее! Она из нашего табора!

— А ты не ошибаешься?

— Нет! — замотал головой Рич. — Это она! Точно. Но где тогда все наши? Где мама?

— Думаю, надо подождать, пока выступление закончится. Потом пойдем и спросим у нее.

— Хорошо, — выдохнул он.

Краем глаза девушка уловила внимательный взгляд Трихона в их сторону. Марика что-то отвечала Тамаре, но шкалуша, похоже, тема мало интересовала. Тиса отвернулась и через пару секунд услышала вопрос возле самого уха:

— Что Рич такой взъерошенный?

Дыхание парня опалило ее шею и подняло бессчётное количество мурашек на коже.

— Он увидел женщину из своего табора, — указала на сцену, не поворачивая лица.

— Тиса, девочка, — послышался оклик. Это Камилла пробралась через толпу к ней. — Капитан собирается домой и ищет тебя.

— Где он? — спросила Войнова, отметив, что праздник так и не развеял тоскливое настроение кухарки. Женщина казалась настолько потерянной, что даже яркий платок на плечах не спасал положения.

— В правом шатре, — кухарка вытянула пухлый пальчик. — Сидит за столиком вместе с Агапом Фомичем и Кошкиными.

Девушка склонилась к уху ребенка.

— Я скоро приду, Рич, и мы сразу пойдем к твоей знакомой. Подожди меня здесь. Договорились?

Дождавшись кивка, она сделала пару шагов, затем кое-что вспомнила и обернулась.

— Камилла, а ты пробовала здешние блинчики?

— Нет, — отрешенно покачала головой кухарка.

— Бесподобно вкусные, попробуй, советую. Вон там, видишь палатку?

Тиса шагнула к кухарке и поправила сбившийся платок на ее плечах, потом развернулась и направилась к отцу с лукавой улыбкой на лице. Камилла не терпела конкуренции в стряпне. А похвальба чужому блюду для нее просто неприемлема. Если такое случалось, кухарка старалась заполучить нужный рецепт любым способом. Оглянулась. Так и есть — Камилла торопилась к палатке.

Проводив женщину взглядом, по дороге к шатру Войнова чуть не столкнулась с Климоном Пантелеевичем.

— Тиса Лазаровна! Как я удачно вас встретил, — воскликнул почтмейстер, приподняв клетчатую кепку. — Что ж это ваш батюшка за письмом никого не присылает, а? Уж неделя, как бумага на полке мается. Того и гляди, назад отослать бы довелось. А почта — это вам не горячая картошка, кидать друг другу, — мужчина поднял длинный узловатый указательный палец. Такими, видать, очень удобно бумаги сортировать. Климон вытащил из-за пазухи безрукавки конверт. — Предусмотрительно взял с собой, в надежде, что встречу здесь Лазара Митрича.

Девушка открыла рот, глядя на оттиск Рудны на бумаге.

— Давайте, я передам, — она протянула руку и подкрепила улыбкой просьбу, — чтобы вам отца не искать, время не тратить.

— Минуточку, — Климон ловко вытащил из-за пазухи тонкую дощечку, скрепленную с листочком, и перо. Чем не фокусник? — Вот здесь распишитесь, — он проследил за тем, как капитанская дочь вывела вензель в положенной строчке, затем с довольной улыбкой выполнившего свой долг человека вручил письмо. — Пожалте, барышня! Передавайте привет батюшке.

— Обязательно, — заверила почтмейстера «барышня». Она проследила за мужчиной взглядом, пока коричневая безрукавка не растворилась в толпе. Затем оглядела письмо. Ну точно. Из Рудненского военного училища. Даже вспоминать стыдно. Девушка спрятала письмо в боковой карман юбки.

Капитан, завидев дочь, поднялся и оправил мундир.

— Я домой. Ты поедешь?

Она оглянулась на сцену.

— Нет. Пожалуй, еще побуду.

— Зоя с Русланом уехали, но наша Марика тоже еще гуляет, — сказала Настасья Ефимовна. — Если хотите, Лазар Митрич, мы отвезем Тису домой. Можете за нее не волноваться. И вас, Агап Фомич, можем подбросить. Наша коляска хоть и старенькая, но вместительная.

Капитан кивнул. Дочь проводила родителя взглядом, пока тот не скрылся в сумерках парковой аллеи.

— Передай Марике, пусть подойдет на минуту к нам, — попросили Кошкины.

Тиса обещала.

Она вернулась и застала Трихона рядом с Ричем. Мальчик что-то ему рассказывал, а Марика явно скучала в компании Ганны. Войнова передала просьбу Настасьи Ефимовны, и девчонка с недовольной гримаской отправилась к родителям.



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться