Обжигающий след 1.Колдун

Глава 29. Скрытая истина

Тиса не помнила, как доплелась до кровати. Несмотря на утро, сон сморил ее и держал в своем спасительном забытье до полудня. Она проснулась и долго не могла сообразить, что произошло. Твердо знала, что случилось нечто непоправимое. Но что? Мысли обрывались, не успев начаться. В комнате появилась Камилла с заплаканным лицом. Тиса рассеянно спросила, что с ней творится, та разревелась и исчезла. Девушка отрешенно посмотрела в зияющий дверной проем. Кухарка вернулась с лекарем, он подал Тисе снадобье, сжал ее ладонь своей сухонькой.

— С девочкой все в порядке? Она не?.. — Камилла заломила руки.

— Что еще за мысли? — буркнул старик. — Ну-ка мне брось! Все у нее с головой в порядке, — он говорил нарочито строго, будто сам себя пытался убедить в сказанном. — Думаю, просто защита сработала. Психическая. Слыхал, такое бывает.

— Можно я посижу с тобой, дорогая? — стряпуха присела на кровать рядом с хозяйкой и обняла ее за плечи.

— Зачем? — удивилась девушка. — Не нужно.

— Но...

— Идите, я хочу побыть одна, — прошептала она, чувствуя нарастающее раздражение от навязчивого внимания.

Посетители переглянулись, а Тиса выскользнула из-под руки стряпухи и прошла к подоконнику. За окном тучи нависли над Увегом, словно недостиранные мокрые пододеяльники.

— Как она? — кто-то спросил с порога комнаты.

— Думаю, ей нужно время.

— Бедняжка, — признала голос Зарая Климыча, — потерять отца. Ай-яй-яй. Зайду позже.

Говорящие удалились. Войнова обернулась и обозрела опустевшую комнату. Смысл услышанного постепенно доходил до нее.

«Отец», — прошептали губы.

— Отец. Он погиб! Единый! — девушка осела на пол, сжав прутья спинки кровати.

Не успела она толком вспомнить подробности трагедии, как в голове снова поднялся звон. В конце концов он вытеснил все мысли, завладев ее головой безраздельно. Это принесло облегчение. Тело расслабилось, руки безвольно опустились. Звон постепенно затух, а в голове и душе образовалась пустота. Стало клонить в сон, но вместо того, чтобы уступить дреме, Тиса медленно поднялась и бесцельно обошла комнату, переставляя вещи с места на место. Вдруг вспомнила о не политых фиалках, напоила цветы. Мысли постепенно возвращались, но стоило подумать об отце, как звон наполнял ее голову, снова вводя девушку в сонное забвение. После нескольких тщетных попыток вернуться мыслями к произошедшему накануне несчастью, она бессильно опустилась на покрывала.

Так просидела без движения полчаса, рассматривая корявую ветку трещин на стене. Затем взгляд скользнул вниз и уткнулся в белое пятно на дне приоткрытого платяного шкафа. Войнова распахнула дверцу шире и подняла конверт. Сургуч с оттиском в виде головы орла заставил губы девушки дрогнуть. Трихон! Мысли о парне нахлынули теплой волной, омыв бальзамом истерзанное сердце. Оборвав клапан, извлекла белый лист бумаги.

«Доброго дня, уважаемый Лазар Митрич».

Тиса схватилась за лоб. Снова впасть в оцепенение и потерять способность мозга к мышлению она не желала. Нет, об отце потом подумает. Потом...

Силой воли она заставила себя размышлять только о шкалуше, и уже через минуту вернула себе свою голову, продолжив чтение, словно от него зависело нечто важное.

«Надлежащим письмом предоставляем вам по требованию карточку кадета. Якшин Трихон Епифанович, восемнадцати лет от роду...»

Пробежала глазами по строчкам. Рост, вес, цвет волос, глаз, особые приметы, пройденный материал с таблицей успеваемости. Выписка из кабака, в котором он всё-таки работал разносчиком, а не охранником. Печать и подпись.

Опустив письмо на колени, через миг Войнова снова подняла бумагу к глазам. Что-то показалось ей странным в тексте, и она вернулась к началу. Ага, нашла: «Цвет глаз — зеленый», покачала головой, сетуя на ошибку в карточке. Писаки! Девушка откинула от себя бумаги.

«В сарае у заброшенной мельницы... в шесть», — прозвучал в памяти шепот Трихона. Вот оно! Она должна с ним встретиться! Тиса посмотрела на настенные часы. Всего-навсего второй час дня. Изо рта вырвался вымученный стон. Единый, дай сил дождаться! Трихон нужен ей, настолько нужен, что знала бы, где он сейчас, бежала бы к нему по горящим углям.

Рука сама нырнула в карман юбки, где она оставила плетеное колечко шкалуша. Пальцы коснулись твердого металла, и Тиса с недоумением вытащила находку на свет.

— Боже! — и в ту же секунду отбросила вещицу. Тяжелое серебряное кольцо со стуком покатилось по половицам и замолкло у прислонённой к стене двери. Подскочив с кровати, Тиса прижала руку к груди, словно обжженную. Через несколько тяжелых стуков сердца она с опаской приблизилась к кольцу, словно к ядовитой змее. Нет, это не игра ее воображения и не дурной сон — на полу лежал перстень из ее видения. Василиск глядел на нее потухшими альмандинами, а змеиный хвост был чем-то испачкан. Тиса осторожно нагнулась и вздрогнула, когда поняла — не испачкан: из серебряного хвоста торчал пучок цветных ниток. Секунда, и прямо на глазах пучок уменьшился в размере. Металл будто пожирал плетеное кольцо шкалуша. Как это возможно?

— Я подниму. Какая интересная вещица! — Тиса вздрогнула от голоса. Зарай Климыч нагнулся и поднял кольцо. — Ничего, что я вот так, без стука? Двери-то нет.

Начальник таможни улыбнулся, растянув усы-гармошку, и подал украшение. Девушка отпрянула.

— Оно не мое! — лицо ее стремительно бледнело.

— А чье же? — не понял таможенник. — Постой-ка...

Зарай нахмурился, разглядывая украшение:

— Не тот ли это перстенек, о котором Лазар говорил? Вот же, василиск! И камешки вместо глаз, — постучал пальцем по серебру таможенник. — Кольцо отступника. Откуда оно у тебя, девочка?



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться