Обжигающий след 1.Колдун

Глава 30. Трактат и пилюли

Рама открытого окна поскрипывала. Сквозняк развевал занавеси под потолком. Стуча зубами от холода, девушка поднялась с кровати. Держась за виски, она поплелась к умывальнику и оценила перед зеркалом мятое платье, гнездо нечесаных волос и лиловые круги под глазами. Пугало огородное и то краше. Набрав в ладони воду, Тиса плеснула ее себе в лицо. И замерла.

— Боже!

Ладони сжали края раковины так, что побелели костяшки пальцев. Ее блестящие глаза отражали в зеркале весь ужас случившегося. Перед взором памяти стояло лицо вэйна, в чертах которого с трудом можно было узнать того человека, которого она знала и любила.

— Это не может быть правдой…

Но факты один за другим неумолимо воскрешались в памяти. Злополучное кольцо. Шкалуш, повзрослевший за одну минуту, ее пощечина, скип, выброшенный в Вежу. Потухшие глаза арестанта. И наконец, подземелье и едкий запах дыма из видения.

— Он действительно вэйн, — Тиса, пошатываясь, отступила от умывальника. — Он драконов вэйн... из видения.

Мир проваливался в изнанку, и она летела в бездну вместе с ним...

Разум нашептывал свой страшный вывод. Однако сердце отказывалось ему верить, оно бунтовало. Противоречивые чувства раздирали ее душу на части. Оказывается, возможно чувствовать себя предательницей и преданной одновременно.

 

Когда девушка появилась в столовой, стряпуха с опаской секунду рассматривала ее, прежде чем заключить в объятия.

— Бедная, бедная моя девочка. Слава тебе, Единый! Мы с Агапом не знали, что и думать.

— Камилла, прости, я вчера вела себя ужасно, — повинилась Тиса, чувствуя, как невыплаканные слезы колют глаза. Но не время сейчас жалеть себя. Она отстранилась от женщины. — Ты не знаешь, где Зарай Климыч? Или Витер?

— Зарай Климыч в кабинете Лазара Митрича, — Камилла на миг запнулась. — Он теперь там обычно. Молодой старшина с полчаса, как вышел от него.

Оказавшись в библиотеке перед дверью отцовского кабинета, Тиса занесла руку, чтобы постучать, но вместо этого коснулась лбом прохладной двери. Боже! Как так случилось, что за какие-то два дня ее мир исчез? Его место занял кошмарный хаос, неумолимый в своем натиске. Папы не стало... Трихон оказался не тем, за кого себя выдавал. Она сама уже не та. Вчера она с легкостью выдала солдатам любимого человека, за которого, думала, может жизнь отдать. А сегодня готова искать оправдание вэйну, невзирая на все обличающие факты. Нет. С ней определенно что-то не так. Но она разберется, она должна это сделать, иначе сойдет с ума.

Сделав глубокий вдох, девушка постучала. Зарай Климыч ворошил бумаги отца. Все ящики стола были выдвинуты. Смотреть на это было неприятно.

— А, Тиса Лазаровна! Приятно видеть нашу героиню. — Зарай развернулся в плюшевом кресле и встал. Подтянул лямки помочей. — Да-да. Вы теперь героиня для всех увежан. Вы это знаете? Только благодаря вам мы поймали эту тварь.

— Я не думаю... — Войнова подняла взгляд от рабочего стола отца. Беспорядок, который она наблюдала на нем, казался настолько чужеродным этому месту, что девушка не сразу ответила.

— Стеснительность украшает барышню, — лукаво подмигнул Климыч. Таможенник явно пребывал в прекрасном настроении. Кинув стопку бумаг обратно в ящик, мужчина обошел стол, чтобы пожать безвольную руку Тисы. — Но тебе, красавица, надо гордиться собой. Ты показала себя очень храбро вчера. Ух, как ты на колдуна накинулась-то! Уважаю! Сразу видно — капитанская дочь! Отпустил бы, так разорвала бы вэйна в пух!

Таможенник хохотнул, придерживая круглое пузо. Тиса не разделяла этой радости.

— Зарай Климыч, мне кажется, что с обвинением поспешили.

— Кто это — поспешили? — крякнул Климыч, еще продолжая улыбаться.

— Мне кажется, вэйн говорил правду. Что он не убивал отца, — попыталась тверже произнести Войнова.

— А вы шутница… — Зарай сощурил глаза. — Только не говорите мне, что вы это всерьез.

Вскоре улыбка испарилась с лица мужчины.

— Да-а, — протянул он, уловив настрой девушки. Цокнул языком. — Не ожидал от вас.

— Он же сказал, что он не убийца, — поспешила сказать Войнова. — Мне кажется, если ему дать шанс объясниться...

— Нет, даже слушать не желаю, — таможенник поднял руку с забинтованным запястьем. — Не говори то, за что потом будет стыдно, девочка. Колдун признался, что это его кольцо. Вы же это сами, барышня, своими ушками слышали. И кстати, не я, а вы утверждали, что видели, как он вызывал жуткого изнаня в пещере. А уж это представление со сменой личины — это же прямое доказательство! И после такого вы допускаете мысль, что он — агнец невинный?

— Зарай Климыч, я не прошу многого. Позвольте ему только объяснить, — не отступала девушка. — Здесь могла быть ошибка.

Таможенник нахмурился, глядя на девушку исподлобья.

— Позволить ему задурить мозги, как он это сделал вам?

При этих словах Тиса вздрогнула.

— Да-да, — продолжил Зарай. — Я все знаю, милая. Этот вэйн под личиной долго морочил вашу девичью головку. Но будьте сильной, не идите на поводу у ложных чувств, не срамите память вашего батюшки. Не разочаровывайте меня. Пусть колдун получит то, что заслужил! Я уверен, каждый в городе желает именно этого.

— Пожалуйста, я очень прошу! — взмолилась Войнова. — У него должен быть шанс оправдать себя!

— Отставить, Тиса Лазаровна, — таможенник отпрянул от девушки. — Я сделаю вид, что не слышал этого непотребства, — мужчина поправил ворот форменной куртки. — Шанс, говоришь? — раздраженно бросил он. — Будет у него шанс... На суде.



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться