Обжигающий след 1.Колдун

Размер шрифта: - +

Глава 32. Бег под дождем

— Тиса Лазаровна, проснитесь!

Войнова очнулась оттого, что Рич тряс ее руку. И очень вовремя. Иначе вскоре можно было попрощаться с полезной частью тела.

— Что случилось? — девушка резко приподнялась на локтях.

— Со мной ничего. Я думал, вы умерли, — прошептал мальчишка. В темноте ночи различались лишь очертания его фигуры на фоне окна. — Вы стонали, а потом, бац, замолчали. Лежите, будто мертвая, лицо белое, честное слово.

— Фу, Рич, — не удержалась Тиса. — Перепугал. Я же говорила, не обращай внимания, если что.

— Так я не обращал. А потом услышал, что дыхание ваше пропадает.

— Все со мной в порядке. Спи давай.

Ребенок сполз на перину, лежащую у подножия кровати.

— Этот охранник еще там? — повернулась на бок девушка.

— Стоит. Тока уже другой дядька...

Заснуть заново не удалось. Тиса лежала, глядя на постепенно светлеющие занавеси и слушая дыхание Рича. Головоломка почти сложилась, и она теперь знала наверняка, кому и из-за чего обязана тяжелыми событиями последних дней. Смяла руками одеяло, затем осторожно оттянула ворот рубахи и оголила свое плечо. Даже при ночном освещении видно — наколка исчезла! Из-за всех последних событий Тиса совершенно ею не интересовалась, полагая, что «спираль» постоянно оставалась при ней, точнее — на ней. Однако Зарай успел забрать оберег. Но как и когда? Это оставалось загадкой.

— Единый, что мне делать? — Тиса оправила ворот сорочки и откинулась на подушку. — Святая Пятерка, помоги.

Молитва удивительным образом возымела действие. Когда в оконном проеме забрезжил рассвет, она знала, что делать. И это не понравилось Фомичу.

— Безумная своевольная девчонка! — причитал он, кружа по комнате, как птаха у разоренного гнезда. — Чего задумала! Ты даже не поняла, когда этот изверг с тебя оберег снял. И ты еще собираешься с огнем играть?!

Войнова приготовилась снова стать чиванским ослом и отстаивать свое мнение, но разговор прервался топотом разу нескольких пар солдатских сапог за дверью. И дом огласили трубные мужские возгласы.

— Что-то случилось, — Тиса метнулась к двери раньше, чем ее успел перехватить Агап.

— Куда ты?! — шикнул лекарь, но та уже сдвинула засов и распахнула дверь, и он с кряхтением поторопился следом.

По лестнице поднималась толпа военных. Многие, по всей видимости, из военного таможенного подразделения. Тиса заметила Витера и Гора. На капитанскую дочь никто не обратил и толики внимания, разве что «дубинушка», стерегущая у двери. Военные говорили хором, перебивая друг друга, время от времени приправляя речь бранным словцом.

— Чудовище на базарной площади! Это уже дракон знает что!

— Вы слышали? Огненный изнань!

— Слава Небелу, мужик лишь обжегся!

— Но мы же взяли колдуна. Почему эта тварь разгуливает по городу, как по собственному огороду?

— Эта вэйновская мразь продолжает насылать ее на людей, — мрачно произнес Витер. — Климыч был прав. Он командует своей зверюгой издалека и теперь будет мстить всему городу.

— Но он же в гасителях? Разве они не должны, ну как это... — Гор развел в стороны ручищи.

— Климыч сказал, у кандалов слабое действие, — бросил Крохов.

— Сумасшедший колдун! Безумец!

— Надо убить эту заразу!

— Ты смеешься? Только вэйны могут справиться с изнанем.

— Кто сказал, что я об изнане? Думаю, надо собирать совет и решать этот вопрос. Вы слышали о суде Семерых? — последнее слово оказалось за Витером.

Военные поднялись в библиотеку, и лестничный марш опустел. Тиса обернулась. Должно быть, в ее глазах отразилось нечто, что заставило Агапа утащить девушку под локоть в комнату — прочь от следящего взгляда сторожа.

— Они убьют его, — Тиса почувствовала, как горло перехватывает спазм тошноты.

— Дочка, я слыхал, но... — лекарь запнулся.

— Климыч это специально подстраивает, — она сжала кулаки. — Он наплел Витеру, что гасители — слабые безделушки. Но это ложь, дед Агап! В видении Зарай сказал, что они съедают колдуна заживо за неделю. А теперь он натравливает свою кошку на людей, чтобы все подумали, что вэйн сумасшедший.

Капитанская дочь подняла тяжелый взгляд на наставника.

— Климыч добьется приговора. Его речь о залпе стрелометов — ясно теперь, что он имел в виду... Я остаюсь, дед Агап. Это решено.

— Подумай еще хорошенько, — Фомич в волнении затеребил бороду. И вскоре, преодолев смущение, решился прибегнуть к последнему доводу. — Я ж не слепой, дочка, понимаю. Ты в последнее время… хм... была дружна с этим Трихоном. И теперича уверилась, что должна вытащить приятеля из беды, потому что ты добрая девочка. А он? Только прости мне мои крамольные слова. Ты уверена, что он стоит того, чтобы рисковать жизнью? Ведь парень дурачил всех, а сам кто таков, какого поля ягода, — один дракон знает.

Старик продолжал излагать свои выводы. Его слова всколыхнули в памяти то, о чем Тиса избегала думать. Сердце защемило. Нет, она не будет сомневаться. Только не сейчас. Если она уверится, что ее чувства к нему — всего лишь результат приворотного наклада, то опустит руки и не сможет помочь.

— Но в одном я с ним согласен, — добавил Агап. — Ты должна уехать. Вэйн не просил тебя его спасать, у него есть для этого соратники.

— Они не придут на помощь, Климыч перехватил послания.

— Как так не придут?! — воскликнул Рич, который до сего момента не вмешивался в разговор взрослых. — А как же Трихон? Его теперь убьют?



Анна Невер

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться