Одарённая нечисть

Глава двадцать вторая, в которой лесавка знакомится с Книгой Судеб

Пока искала выход, да сторожилась не подвернуть ногу, да шарахалась неясных теней, скользящих по камням, успела перебрать кучу вариантов, как дальше-то быть. И всё не то, всё казалось напрасной тратой чужого внимания: вроде бы все или сами в опасности, или важным делом заняты, одна я никчемушница. Тут, как назло, ещё и в животе забурчало. Только тогда и вспомнила, что завтрак сегодня отменился, а за весь день я один сухарик сжевала. И так обидно стало, что сумка моя в недрах Горы затерялась. А там ведь и сытной лещины жмени две, не меньше, и яблочки наливные, и… Рот немедленно наполнился голодной слюной, в пузе ещё громче забулькало, а перед глазами соткалась картинка, как я тянусь за своим имуществом. Плюх! Видимо, исключений не бывает – прилетело точно по макушке. Зато всё добро, с которым совсем уже распрощалась, снова при мне. Стоп-стоп-стоп! Получается, и магия вернулась? Проверять сразу же я не стала – отвлеклась на спешную трапезу. Но, щёлкая орешки, лихорадочно соображала, стоит ли перекидываться, чтоб в питомник лететь за помощью, или здесь могу пригодиться. Алмасты же говорила, будто от меня чего-то там будет зависеть. А вдруг как раз мне и предстоит привести подмогу? Ой, как же сложно-то! Что там было про отвергнутую помощь?

– Ты чего здесь одна? У тебя всё в порядке?

Ой, мамочки! Вот же я бестолочь! Так задуматься, чтоб человека не заметить. Да не просто, а на машине подъехавшего. Я ж, оказывается, как из горы выбралась, так не просто на склоне, а на самой что ни на есть проезжей дороге оказалась. Узенькой, правда, – двум машинам не разъехаться. Ух, а высота ж приличная! И склон крутой. Как же они из положения выходят, ежели на такой козьей тропке встречный транспорт попадается?! Да, дела…

– Ау! Красавица! Не спать! – человек, прежде обращавшийся ко мне, приоткрыв дверцу автомобиля, успел выбраться наружу и приблизиться на расстояние вытянутой руки. – Ты из этих, из ёльфов, что ли? То-то, гляжу, странная. И одета точь-в-точь. Как вас в такую глушь занесло? И остальные где?

Дар речи меня окончательно покинул. Эльфы?! Это которые из Полых Холмов? Здесь?! И водитель странной чёрной машины с красно-серым росчерком по правому борту – для легковушки великовата, для грузовика мала, но почему-то с кузовом – этот водитель явно их прежде встречал. Но меня-то как можно за одного из них принять? По описаниям они иначе выглядят. Или он о ком-то другом говорит? И, действительно, чего это я здесь одна?.. Но мои ответы, похоже, не очень-то и требовались.

Длинный, худой, как жердь, улыбчивый дядька счастливо жмурился, подставляя лицо тёплому ветру. И продолжал мягкой скороговоркой:

– Далековато вы забрались. Книгу Судеб здесь ищете? А ты, что ж, выдохлась? Так давай подброшу маленько. О! И сам заодно до вершины прогуляюсь. Давно собирался, всё случая не было. Всё равно времени вагон.

Человек отмер, одним движением – чисто, по-нашему – перетёк за руль и махнул рукой, дескать, забирайся.

При упоминании неведомой Книги я насторожилась. О чём речь, не ведаю, но выяснить подробности не помешает. И без раздумий плюхнулась на пассажирское сидение. Ну, как без раздумий. О том, представляет ли человек опасность, я не раздумывала – уж постоять-то за себя сумею. Чай, не навий сын, заклятием не опутает. Зато об открывающихся перспективах мыслей столько разом возникло, что чуть голова не лопнула. Книга Судеб – это там можно узнать судьбу? Или вписать желаемую? Или переписать имеющуюся? Хотя, нет. Пишут обычно в тетрадях. Или на свитках. Книги же читают. И есть ли тогда смысл? Что хорошего в том, чтобы узнать предопределённость? Но ведь у будущего всегда много дорог и перекрёстков. И только идущему выбирать, куда свернуть. Это я твёрдо усвоила. А что тогда с «написано – не вырубишь»? Ой, совсем запуталась. И потому в ответ на «Меня Геннадием зовут, а ты кто будешь?» абсолютно машинально брякнула: «Лесавка».

Брякнула и осеклась. Сказала бы, что Маруся, и вопросов бы не возникло. А так начнёт же выспрашивать. Надо что-нибудь поскладнее выдумать, а в голове каша. От людей существование нечисти не то чтобы в строгой тайне хранится – всю жизнь бок о бок, тут не утаишься. Да общение с ними уж больно хлопотно. Узнав, что рядом находится кто-то, способный к чарам, люди тут же пускаются на всякие ухищрения, чтоб заставить хоть одно желание выполнить. А лучше б, конечно, заполучить такое полезное существо в вечное услужение. Кто-то из нашего рода этими потугами забавляется. А вдосталь натешившись, желание всё ж таки исполняет. Часто с подвохом. Ну там, человек потребует мешок золота, а ему: «Изволь! Только из лесу домой ты его сам дотащить должен. И не позднее, чем до заката, иначе трухой рассыплется». А в мешке всего один слиток. Размером во весь мешок. Большинство же старается людям вовсе на глаза не попадаться – так спокойнее.
Но Геннадий моей промашке и не удивился ничуточки. Может, не расслышал? Или о лесавках не ведает?

– А, так вы не в ёльфов, а в леших играете? Давно пора! А то всё орки-гоблины – совсем о своих сказках забыли, – человек укоризненно покачал головой, заставив меня разинуть рот. О чём он вообще?!

– У меня супруга тоже такими играми балуется. Вырядятся не пойми кем и бегают по лесу с луками да посохами. И, главное, никто кикиморой болотной не назовётся, что ни страшила, то ёльфа.

Тут он осёкся, видимо, соотнеся свои последние слова и мою невзрачную внешность, и смущённо замолчал. Я, конечно, обижаться и не подумала. Не красавица, да. Зато порадовалась, что разговорчивый водитель сделал паузу. Было о чём подумать. Получается, он решил, я играю в лесавку, и никакой магии. Удачно.

Дорога тем временем вывела нас на удобную площадку, где и несколько машин легко разместились бы, и пошла забирать влево, уходя вниз.



Елена Самохина

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться