Одарённая нечисть

Глава двадцать третья, в которой ягоды радужницы приобретают цвет, а лесавка пытается рассмешить злыдней

      Лёгкой, стремительной поступью к горам приближалась ночь, а с нею и возможность испытать наконец заветные ягоды, о которых я то забывала, то вспоминала с робкой надеждой. Вдруг повезёт и там фиолетовая окажется. Шансы, конечно, так себе, но ведь не нулевые же!

А уж я бы загадала! Я бы… И тут вдруг мне срочно потребовалось присесть прям где стояла, так как ноги противно ослабли. Мне как-то не приходило до этого в голову, что даже появись эта замечательная возможность загадать желание, я понятия не имею, как именно пожелать, чтоб не пришлось об этом жалеть. Что-что, а о важности формулировок мне известно предостаточно. Так что произнести что-то вроде «Пусть всё будет хорошо!» не выйдет. Потому что «хорошо» – это так неопределённо и относительно. Ну, охватит тебя на краткое время ощущение блаженства и довольства. Хорошо тебе? Хорошо. Всё хорошо? Вроде да. А то, что рядом мир рушится и гибнут твои близкие да и вовсе тебе не знакомые, уже и не важно. Нет, – я решительно тряхнула головой, – пока есть ещё время, нужно как следует обдумать, чего желать, если такая возможность представится. Может, загадать, чтоб всё навье племя только светлыми эмоциями стало способно питаться? А чего? Их насильно не вызвать – придётся добром. Глядишь, так и перевоспитаются. Я нервно хихикнула. Какая чепуха в голову лезет! На всё навье племя никаких лесавкиных силёнок не хватит. Ягоды, они ж не всемогущие, их сила от того, кто загадывает, зависит.

Не знаю, сколько я так просидела, перебирая идеи, раскатывающиеся звонкими бусинами. Но ни одна не вдохновила настолько, чтоб бережно подобрать и пустить в дело. Права была Живка – балда я. Умных мыслей и с кулешонком не достанет поделиться. А туда же – мир от навьих происков спасать надумала!

Мягкое покрывало темноты легло на горы. И тянуть дальше не было никакого смысла. Я осторожно запустила руку в карман и сцапала в кулак сразу все ягоды. Если верить шишиге, они именно того цвета, что мне необходим именно сейчас. Потому что вообще всё всегда случается единственно должным образом. Это мы не всегда можем правильно распорядиться предоставленной возможностью. Делаем ошибки. А отсюда и все беды. В собственной способности испортить что только можно я не сомневалась – вот было бы, с кем посоветоваться, другое дело! Глядишь, и сама бы до верного решения додумалась, вслух как следует обговорив все соображения. Но всё сложилось как сложилось. И я взглянула, наконец, на свою добычу. Пять светящихся ягод слегка мерцали и были так завораживающе красивы, что глаз не отвести. Две фиолетовые (ура!), голубая, зелёная и синяя. Два желания, новое знание, возможность проникнуть в чьи-нибудь мысли и увеличение магической силы (интересно, насколько?). Ягодам ничего не сделается, они и седьмицу, и год полежат, не пропадут. Вот только использовать их лишь тот может, в чьих руках они свой цвет обрели. Ладно. Но посоветоваться-то я могу? Силы заёмной мне пока не требуется – максимум того, что принять способна, здесь, на Сирхе, впитала. У каждого свой предел. А всё, что сверху, только вред причинит. Значит, использую одну ягоду, чтоб со Сьеффом рядом оказаться. Надеюсь, его лента не позволит их главной навии у меня в мозгах копаться. А если что, так… Ой! А интересно, если в одно желание два вложить, сработает или нет? Например, так: «Хочу оказаться рядом со Сьеффом, невидимая и неощутимая для прочего навьего рода». М-м-м… а ничего так ягодка, кисленькая.

Радужница сработала мгновенно. Даже дыхание не сбилось, как при хождении Вратами. Просто, моргнув, я увидела злыдней. Целых и невредимых. Или не совсем невредимых? Сьефф с Тхиассом находились посреди густого грязно-бурого тумана. Вроде бы просто стояли спина к спине, но что-то мне подсказывало, что реши они сменить положение, ничего бы не вышло. И туман какой-то странный – мало, что цвета премерзкого, так всего на пару локтей вокруг злыдней вьётся, а потом всё чисто.
Никого больше я поблизости не увидела и решила убедиться, что желание исполнено в точности. Тихонько подобравшись поближе, так, чтоб оказаться в поле зрения Сьеффа, поднесла палец к губам и шикнула. И внимание привлекла, и не дёргаться призвала. Глаза злыдня знакомо вспыхнули, он вздрогнул, но ожидаемо свободы движений был лишён, а потому мог лишь неотрывно на меня пялиться. И, кажется, Сьефф был рассержен. Во всяком случае, глаза полыхали явно не дружеской приязнью. Я бы сказала, это гнев. Но что не так-то?

Обошла эту парочку по кругу. Тхиасс ноль реакции. Отлично! Значит, в самом деле невидима. Но проверять так проверять. «Тхиас-с-с!» – почти прошипела. Тот как смотрел в одну точку, так и не шелохнулся. Снова приблизилась к Сьеффу, на всякий случай избегая контакта с клубящейся грязноватой субстанцией. Как бы с ним так пообщаться, чтоб возможные слушатели побоку? Я привычно дёрнула себя за косу и, нащупав ленту, вопросительно взглянула на злыдня. Снять?
«Не вздумай! Просто из руки не выпускай», – отрывисто раздалось в голове, и я с облегчением выдохнула. А вот так и знала, что есть подвох с этим чтением моих мыслей. Узелки-то завязаны накрепко, но, оказывается, и тут лазейка имеется.

«Ты зачем здесь?! Немедленно убирайся в питомник! Госпоже Пульмонарии передай, что к полнолунию Великая Альга снова попытается Источником завладеть. Только не спрашивай сейчас ни о чём. В питомник! Живо!»

Ага, конечно. Именно так я поступить и собиралась. Но последствие этого выбора, увиденное в Книге Судеб, как-то не вдохновило. Давай, объясни лучше, какая пакость с вами происходит и чего с этим делать. И, да, я знаю, какие у Альги на вас планы были. Насчёт того, чтоб всех людей извести. Только не спрашивай сейчас ни о чём (как же от ехидства-то удержаться!).

«Старейшая нашла способ вытянуть из нас внезапно обретённую силу. И этого с лихвой достанет сломить защиту питомника. Я не знаю, как из этого выбраться».



Елена Самохина

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться