Одержимая Духами

Размер шрифта: - +

Глава 1

Бледный свет неба ослепляет, вызывая желание щурить веки, и она изрядно их трет худыми пальчиками, пробираясь сквозь тихую толпу, люди лишь шепотом перебрасываются словами между собой, а косыми взглядами наблюдают за происходящим на узкой площадке у выезда. Патрульные удерживают заряженные ружья, направив дулом в сторону непроходимой чащи, дабы не дать никому и ничему из дремучего леса пробраться внутрь города, пока мощные ворота распахнуты. Небольшая повозка, двумя больной и худощавой лошадью покоится на месте. Внутрь телеги забираются хиленькие девушки, женщины и старушки, рваное тряпье, служащее им одеждой, давно истрепалось. На затылках отбывающих в чащу оставлена черная метка в виде окружности. Не заштрихованный круг — обозначение пустоты.
Непригодности женской особи.
Пробирается. Ее не замечают. Она слишком крошечная, чтобы обратить на себя внимание. Опускается на коленки, проползает по влажной грязи, пачкая подол серого платья, больше напоминающего простую рубашку, повязанную поясом. Ладони вымазывает в коричневой слизи. Бледное небо затягивается тучами, стремящимися со стороны черного хвойного леса.
Вырывается из толпы, хлюпает босыми ногами, утопающими в невысоком слое грязи. Бледное личико вымазано в пыли, светло-русые волосы червями свисают с плеч. С искренней еще детской непринужденностью наблюдает, как под звон колокола повозка трогается с места. Одна из женщин садится к лошадям, чтобы обессиленной рукой хлестать их.
Наклоняет голову, испачканными пальчиками сжав ткань рубахи. Взгляд светло-зеленых глаз находит знакомое истощенное лицо, но с губ ничего не срывается. Она пока не понимает, куда везут этих женщин, поэтому решает подождать возвращения матери.

Просыпаться от ощущения, будто твои ушные перепонки взрываются, а череп трещит от сильного внутреннего давления. Кричащий звон колокола никаким иным образом влиять не способен. Головную боль дарят с самого пробуждения. Возможно, содержанки и вовсе не избавляются от данного недуга, скорее всего, они засыпают, в ночное время забывая о постоянном дискомфорте, по вине которого довольно часто из носа вырываются капли крови.

Колокол башни звенит долго, несмотря на то, что один удар по его поверхности способен вырвать из неглубокого сна девочек, девушек и женщин, проживающих на территории содержанок — небольшого лагеря за линией основного города. Длинные деревянные кабаки стоят в ряд. Если взглянуть на поседение с высоты птичьего полета, то это место напомнит домики для кур.

Дороги есть только в городе: большом, в пределах возможного красивом и величавом, если смотреть со стороны. Улицы чистые, здания расписные, кирпичные и крепкие. Высотки и небольшие дворцы. Гоняющие по асфальту повозки, запряженные стройными лошадьми и простые автомобили, внешне не привлекающие, но являющиеся настоящим чудом мирового прогресса. Не высокотехнологичный город, но для этого времени вполне себе модернизированный.

А курятник для женских особей расположен в отдалении, через поле для посева и небольшую речку. Девушкам и женщинам, которых по каким-то причинам именуют непригодными, отправляют сюда, ведь навряд ли кто-нибудь из уважающих себя господ выберет себе под покровительство использованную особь. Скорее, они направят свои заявки в расположенный в городе центр, в котором изначально выращивают девушек для будущего продолжения рода. Они чисты и непорочны, а благодаря наблюдению и оценке докторов, в их справках сразу же отмечается уровень пригодности и возможность рождения мальчика. Для господ устраивают смотрины, чтобы те выбрали себе пригодную. От качества зависит цена. Если же содержанка не оправдывает надежд, ее уже не вернуть в центр для чистых. Ее ждет повозка и отправление в курятник, численность проживающих там женщин каждый месяц превышает норму, а, поскольку платить за непригодных — пустая трата денег, то власти просто отпускают женских особей. Тех, что помечены знаком непригодности, вряд ли можно будет продать, только если какому-то бедняку из ближних поселений. А так, какой толк содержать тех, кто не приносит пользы? Тех, кого в городе переизбыток.

Существует поверье, что энергетика матери накладывания на ребенка, передаваясь через поколения. Если перворожденный — девочка, то и от нее не стоит ждать мужчин. Если, родившая женскую особь, более не способна забеременеть, то и девочке передается проклятье бездетности. Крест. Непригодный с самого рождения.

Но бывают и исключения. Жрецам удается умолить Духов подарить юным девушкам необходимую энергетику. В таком случае, после тщательного осмотра, девушек и девочек из лагеря направляют в заведение для чистых.

 

Тяжелые сапоги тонут в слое грязи. С трудом удается передвигаться в обуви мужчинам, а какого в таком случае бродить босиком или в легких балетках из ткани? Они не жалуются. Звон колокола в ранний час приводит содержанок в движение: женские особи разных возрастов спешно выплывают из кабаков, будто призраки. У каждой из них своя койка, двухэтажные кровати стоят тремя рядами в вытянутом строении. У них мало времени на утренние сборы, но им и пары минут вполне достаточно, чтобы собрать волосы, сменить ночную рубашку на рабочую, выйти на улицу и встать в шеренгу, после чего смотритель — представитель истинного пола — проводит перекличку и отводит их на завтрак в строение, ничем не отличное от кабака, которое служит содержанкам спальней. Вообще, понятное дело, строения в лагере содержанок однотипные, а различить объект по пригодности можно только с помощью указателей. Странно наблюдать рядом со столь развитым городом такой отсталый по инфраструктуре лагерь. Хотя, удивительного в этом мало: всё же местным властям не на руку выделять деньги как на улучшение, так и на расширение. Кому нужны непригодные? Проще их отпустить — вон, в дремучий лес. А там уже пусть Духи решают, как поступить с прокаженными.



Паприка Фокс

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться