Одержимая Духами

Размер шрифта: - +

Глава 2

Каждую неделю из города вывозят отходы, которые необходимо вынести за границу высокой железной стены, защищающей жителей от сущностей, проживающих в дремучем лесу. Скидывать отходы разного вида в местное озеро проблематично и чревато последствиями, но вопрос был решен, когда численность содержанок вдруг превысила норму пару десятков лет назад. С тех пор тех, кто отмечен непригодностью, в сопровождении двух вооруженных патрульных, выводят за территорию, в лес. Тропа лежит через чащу к болоту, которое обнаружил один из путников, как раз таки предложив сбрасывать ненужное в плотную на вид заросшую субстанцию. В ту, что втянуло на дно его коня, словно зыбучие пески. Опасное и гиблое место. Зеленоватый туман, обволакивающий искривленные деревья, разносит неприятный запах тухлости. Сами границы болота неопределенны. Неизвестно, когда тебе «посчастливится» ступить не на твердую кочку, а провалиться в слизь, на поверхности которой множество масленых кругов. Создается впечатление, что болото медленно расширяется, занимая всё больше площади, втягивая в себя стволы и корни. Небо в том месте не разглядеть. Ветви странным образом спутаны друг с другом. Кора зарастает слоем мха. Ни единой живности вокруг. И неестественная, какая-то фальшивая тишина.

На дворе неспокойный из-за ударов грома вечер. Небезопасно в такую неладную погоду покидать огражденную территорию, тем более отправляться в лес, который даже при свете дня остается поглощенным во мрак. Какой-то необычный. Живой. Довольно часто патрульные и путники рассказывают байки о том, как они наблюдали формирование темноты в некие облики, очерченные, но до сих пор ни одному из свидетелей не удалось рассмотреть, что именно призрачные создание ночи из себя представляют.
Чернеющее небо вспышками озаряется в стороне горизонта. На город вновь обрушится свирепый ураган, не позволяя жителям оправиться от предыдущего дождя, сопровождающий его ветер покосил несколько деревянный строений, оставив без крыши бару кабаков. Но, несмотря на очевидное приближение непогоды, никто не задумывается об отмене вылазки в лес. Такая неспокойная ситуация наоборот поможет скрыть от чужих глаз очередное нарушение закона.
Сборы проходят без волнений. Обычно смотрители совместно друг с другом заранее составляет список имен. За день до поступления в лагерь городских отходов. Содержанок выбирают по ряду признаков: их пригодность, трудоспособность и возраст. Женщин забирают без шума. Приходят за ними до ужина, уводят в небольшое строение, где пахнет протухшей едой и людскими отходами, всё расфасовано по мешкам и уложено в небольшие ящики с ручками, которые должны помочь содержанкам удобнее держать груз. Конечно, подобное не поддается разгласке, но женщины, хоть и не запоминают лиц соседок по кабаку, изредка подмечают, что безымянные личности пропадают. Вот так, в один миг. А их кровати занимают новенькие. Но никто об этом не говорит, страшась в один день так же внезапно пропасть, бесследно.

Городские отходы доставляют в небольшое строение, с тонкими стенами и низким потолком. На деле — это простой деревянный каркас, лишенный прочности, поэтому во время сильных дождей его с легкостью сносит. Одно небольшое помещение не оборудовано для содержания пахучих отходов, ни о каких морозильных камерах не может идти речи. Ящики с мешками расставляют вдоль стены, в несколько рядов. Над ними безумно мечутся мелкие мошки, при любом удобном случае они садятся на открытые участки кожи людей, кусая и выпивая кровь, оттого мужчины постоянно хлопают себя по щекам и лбам, сильнее натягивая на себя капюшоны.

Стены трещат. Одинокая лампа над головой мерцает приторно-синим цветом.

Интересно, что она сможет унести своими крошечными ручками? Девчонка безэмоционально смотрит под ноги. С каждым днем голод сильнее лишает работоспособности и рассудка, отчего ребенок напоминает психически больного человека. Растение, без блеска в зеленых глазах. Волосы уже давно не способна распустить. Косичка обросла грязью, а от морозной осенней погоды затвердела. Лицо пыльное после работы. Стоит в шеренге вместе со старушками и парочкой совсем юных девушек. На затылках оставлена метка непригодности. Головы у всех опущены, будто в легком поклоне, безжизненные взгляды устремлены в грязь под ногами. Человек шесть, больше двое патрульных незаметно вывести не смогут. Мужчины в форме стоят у деревянных лавок, собирая оружие, проверяя количество патронов. Девчонка остается лишенной вроде как естественного интереса. Поднимает глаза, наблюдая за подготовкой мужчин к выходу в лес. Неужели в чаще так опасно? Поэтому содержанки обычно не возвращаются? Потому что у них нет оружия?
Приглашенный сотрудник охраны порядка проводит перекличку, сверяя список имен с присутствующими, после чего каждой лично выдается груз с отходами. При этом мужчины заметно морщатся, не перенося вонь, а у девушек уже давно отбито обоняние. Запахи они, кажется, не различают. Послушно и молча принимают ящики, отходя обратно к стене.

Приходит очередь единственного ребенка. Никто не станет запоминать имена, проще дать особи номер, состоящий из принадлежности к колонии и номера койки. Мужчина изгибает брови, невольно склонившись над макушкой ребенка, чтобы оценить его рост, и стреляет взглядом на свой журнал, находя причину. Что ж, весомая. Даже старцы не смогли ничего сделать с проклятьем, поработившим эту особь. Что-то с каждым годом всё больше прокаженных детей. Надо поднять тревожащий вопрос на Совете.

Выдает ей крупный ящик. Девчонка тоненькими руками берет его, стараясь оторвать от земли. Не проявляет эмоций, чувствуя, как плечные суставы ответно ноют, издавая неприятное похрустывание. И мужчина убеждается: непригодная, да еще и хилая такая. Без толку таких держать. Девчонка еле оттаскивает ящик к стене, встав в ряд с другими. Ответственный от управления бросает взгляд на патрульных. Те надевают через плечи ружья, слабым кивком головы дают понять — они готовы выходить.



Паприка Фокс

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться