Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 5 Яичница

Нас привели в помещение с толстыми стенами и небольшими арочными окнами под самым потолком. Здесь оказалось значительно прохладнее чем на жаркой торговой площади, и я в очередной раз поёжилась, не то от страха, не то от озноба. Стражники не позволяли себе грубости, а лишь молча открыли перед нами двери в камеры и ушли.

Драй тяжело сел на скамейку в своей клетушке. Выглядел он очень скверно. От похотливого ловеласа не осталось и следа. Парень был бледен, а на лбу выступили капельки пота. Всё тело била крупная дрожь, и, казалось, он вот-вот потеряет сознание.

— Драй, неужели, они так сильно тебя тряханули? — мой гнев к супругу мгновенно пропал. Дракон точно не симулировал, а страдал по-настоящему.

— Нет, — слабо отозвался он.

— Но тебе очень плохо?

Драй кивнул и уставился куда-то перед собой. На его лице застыло отрешённое выражение.

— Я умру, да? — внезапно спросил юноша.

— С чего бы? Сейчас пройдёт, обещаю, — испытывала настоящую панику, наблюдая за Драйем. Он серьёзно говорил о собственной смерти?

— Запомни меня таким, хотя нет, не запоминай. Я отвратителен. Спал с полурыбой, — горько ухмыльнулся дракон.

— Кажется, я слышала уже это, с кем не бывает?

— Ни с кем не бывает. Только с полурыбами. Скорлупка, ты же видишь всё сама. И тогда в маршрутке, смотрела холодно и с презрением, — Драй пугал всё сильнее и под конец зашёлся кашлем.

— Нет, ты не отвратителен. Напротив, весёлый и совершенно без комплексов. Нравишься мне, но ты и сам вчера заметил это, — вновь смутилась, вспоминая сцену в гостиничной комнате.

— Скорлупка, ты путаешь симпатию и влечение... Второе легко объяснить: я очень красив, вот ты и хочешь меня.

— Боже, даже в таком состоянии ты умудряешься нести всякую чушь, — жалость схлынула и появилось жгучее желание стукнуть дракона по золотым рогам, но этого не понадобилось: Драй сполз со скамейки на пол и больше не откликался. Он тяжело дышал и хмурился при каждом вдохе.

— Помогите, кто-нибудь! Моему дру...мужу плохо!

На крики неторопливо подошёл один из конвоиров и равнодушно оглядел заключённого.

— Хилый мальчишка, разряд же совсем слабенький был. Ничего, через пару часов придёт в себя. Как раз к наказанию, — заметил страж.

— Наказание? А как же суд?

— Так был уже суд. Сто двадцать ударов палкой для распутной девицы и шестьдесят палок мужчине, позволившему себе вольности в людном месте, — сообщил тюремщик.

— Но мы не присутствовали на слушании, — моё возмущение нарастало, но страж даже бровью не повёл.

— Тем лучше для вас, увидев такую срамную девку, судья бы все двести назначил. Удачи! Она вам точно понадобится, чужестранцы, — мужчина оставил меня наедине с Драйем, который осторожно перевернулся на спину и смотрел в потолок мутными глазами. Он определённо не переживёт такого зверского наказания, да и я тоже.

Время тянулось слишком медленно, за окном было всё так же светло и жарко. Гадала, ищут ли нас Айнс и Цвай, и сколько осталось до назначенного часа.

— Я не испытывала к тебе пренебрежение в той маршрутке, скорее смутилась. Не каждый день тебе строит глазки такой сногсшибательный парень, — призналась ему, и уголки губ моего супруга слегка дрогнули, но на улыбку у него сил не хватило.

— Регина!

Я подскочила от неожиданности, когда двое братьев влетели в комнату. — Прости, нас долго не хотели пускать.

Оба юноши были страшно бледны и выглядели ни чуть не лучше Драя:

— Отоприте камеру, мне нужно к нему, — требовал мой надменный муж.

— Получите вашего брата после того, как он искупит свои грехи перед законом, — упрямо твердил тюремщик.

— Какие грехи? — лукаво проворковал Цвай и подошёл почти вплотную к мужчине. Обжора приблизил лицо к стражу так, что едва не касался его своим носом.

— По-ня-тно, — констатировал представитель закона и быстро достал шокер

Не успела даже предупредить, как через мгновение мой вечно голодный супруг рухнул на пол, а следом за ним упал Айнс, очевидно, для профилактики. Обоих затолкали в камеру к бессознательному братцу.

— Сопротивление должностным лицам! Влипли же вы, ребятки. И на будущее, в стенах наших тюрем ваша магия не действует, драконы, — пренебрежительно бросил законник и ушёл уточнять объём наказания для новеньких.

Моих муженьков, однако, совершенно не огорчил арест. Они быстро очухались и схватили брата. Цвай запрокинул ему голову, в то время как Айнс делал что-то вроде искусственного дыхания. По крайней мере, со стороны выглядело это так. Драй закашлялся и, наконец, пришёл в себя. Трое долго сидели в обнимку и дрожали. Странная у них связь. Может, им нельзя находиться далеко друга от друга долгое время? Ведь что ни говори, вместе то они — один дракон.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться