Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 8 Скол

Долго предаваться унынию — занятие глупое и бессмысленное. Пока реву над кактусом, теряю драгоценное время. Раз Гарен ушёл, значит, нужно что-то делать. Готовиться к церемонии открытия, чтобы на меня смотрели как на вожделенный трофей, не собиралась. Хотя отмыться от прикосновений одного негодяя звучало заманчиво.

Дверь в копию моей комнаты оставили открытой, и я скользнула в полукруглый холл с перилами и отверстием в центре. Стараясь переступать как можно тише, чтобы не потревожить скрипучие доски, добралась до крышки в полу и потянула за металлическое кольцо. Петли задрожали, но люк поддался на удивление легко. Перекинулась вниз, и мгновенно закружилась голова от высоты. Вцепилась покрепче в периллы, чтобы не упасть.

Естественно, лифта не было, а прыгать вниз — самоубийство. Гарен далеко не глупый. Устроил такую сложную ловушку для меня, не для того, чтобы под шумок сбежала из тюрьмы. Окна осматривать тоже смысла нет, летать пока не научилась, да и за башней наверняка следят.

— Осторожнее, не упади, — раздался знакомый мяукающий голос за спиной. Я обернулась. Кац непривычно бледный стоял поодаль со своим неизменным чемоданчиком. — Будем готовиться к празднику.

— Празднику? — звучало как издёвка, тем более из уст мутного фелио. Нужно быть идиоткой, чтобы не догадаться, почему именно его, а не Стершу приставили ко мне надсмотрщиком.

— Ты честно победила в конкурсе, это твой вечер. Давай помогу собраться, иначе Гарен будет недоволен, — механически отвечал кот.

— У меня только один вопрос к тебе, Кац. Сколько стоило твоё предательство? — злиться на него не осталось ни сил, ни желания. В конце концов, мы не друзья, да и знакомыми нас можно назвать с большой натяжкой. Моральных долгов передо мной у него нет, но узнать цену своей жизни всё же было интересно.

— Свобода Цимы, ну и остальных девушек, — Кац не отводил взгляд своих кошачьих глаз, отчего становилось немного не по себе. В них отражалась и грусть, и покорность судьбе, и что-то ещё... Чувство вины?

— Что же одна сломанная жизнь в обмен на счастье многих. Неплохо. Лучше чем ничего, — вздохнула я.

— Две сломанные жизни. Ты забыла про Айнзама. Ему моё предательство тоже дорого далось, — Кац, наконец, опустил глаза.

Айнзам. При воспоминании о супругах, теперь уже бывших, за горло словно схватили ледяной рукой. Не сразу поняла, что это собственная ладонь не даёт мне дышать: в глазах потемнело от чужой и непреодолимой ярости. Бросилась на парнишку, размахивая свободной рукой, а второй пыталась сдержать саму себя. Кац с присущей только кошкам ловкостью легко увернулся от неуклюжей атаки. Откуда этот гнев? Никогда не чувствовала ничего подобного. Язык слегка зажгло. Остаточное действие метки? Это не я злюсь, Айнзам злится прямо сейчас. Но ему нельзя. Его накажут!

Всё закончилось слишком быстро. Пальцы расцепились, и вновь смогла дышать. Теперь волной накатило отчаяние. Дракону плохо. Айнзам сломлен и унижен. Всё ещё делю его эмоции. Наверняка он узнал о том, что произошло между мной и черноглазым мерзавцем, и нет никакой возможности объясниться, рассказать правду, или признание только усугубит ситуацию. Ведь сама ответила на ласки Гарена.

— Регина? — взволнованно спросил Кац.

— Что ещё? Доволен? — мой голос звучал так, словно заходилась сильным кашлем. Хрипы мешались с рыком и разрывали горло изнутри. А скулы неприятно чесались.

— Пойдём быстрее, тебе стоит это увидеть, — он без страха взял за плечи и повёл обратно в комнату. Там фелио развернул меня к зеркалу.

Я едва сдержала удивлённый возглас и, не веря отражению, потянулась пальцами к лицу.

— Гарену это понравится, — безэмоционально изрёк Кац. — Теперь начнём подготовку к празднику.

Под подушечками пальцев вместо мягкой кожи проступали острые чёрные чешуйки. Они расходились от скул красивым узором. Кончики каждой пластины отливали серебром и выглядели, как лезвия кинжалов. Слегка надавила на одну и тут же почувствовала резь. На пол сорвалась алая капля. Испугалась и отдёрнула руку, чешуйки тут же убрались обратно, словно их и не было.

— Ничего, — ободряюще промурлыкал Кац, — процесс превращения уже начался. Скоро станешь полноценным драконом.

— И что с того? Какая от этого выгода тебе или Гарену? Одним драконом меньше, одним драконом больше. В вашем мире, куда ни плюнь, то дракон, то наглая кошачья морда.

— Не могу посвятить тебя во все планы. Деталей сам не знаю, но жизнь определённо должна улучшиться с твоим преображением. Тебя просто нужно немного подтолкнуть, — ехидно улыбался фелио.

— Вот как? Я важная шестерёнка хитрого механизма, но роль выучить не дали, великолепно! Щеголяй в нарядах, да улыбайся, пока вершатся судьбы?

— Вроде того, — Кац вытащил из сундучка расчёски и флакончики, — приступим?

— Нет, сначала отмоюсь. До самых костей пропахла мерзавцем. Раз тебя приставили мне прислуживать, тогда подготовь ванную, — пренебрежительно махнула коту рукой, и он, поклонившись, покорно вышел из комнаты выполнять поручение. Забавно. Власть над фелио понравилась мне. Пусть я пленница, но где-то внутри ощущала, что это ненадолго. Оставалось только решить по чьим правилам играть.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться