Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 11 Пашот

Едва лифт достиг нижнего яруса башни, Гарен с отвращением взглянул на Каца и указал ему на кучу тряпья у стены:

— Сидеть!

Фелио послушно побрёл к старым вещам и сел, как было велено.

Мужчина задрал голову вверх и неуверенно посмотрел на очертания закрытого люка. Не стоило уходить и оставлять Регину одну, но соблазн слишком велик. Её присутствие сводит с ума, и сдерживать себя становится всё труднее. Его пара слишком хрупкая в своей несовершенной, неполной форме, и рисковать не стоит. Нужно беречь девчонку, у неё очень важная роль. Гарен и без того слишком сильно форсирует события.

Терпение. Скоро всё будет так, как он мечтал. Старые раны затянутся, воспоминания потускнеют, боль уйдёт. Все виновные непременно будут наказаны за содеянное. Мужчина положил руку на грудь — всё ещё тянет. Но нет времени на эту сентиментальщину, нужно подготовить своего чемпиона к первому сражению. Гарен поправил магический браслет, вибрирующий от жажды. Это жажда воителя, артефакта или самого организатора турнира? Уже и не скажешь, всё слилось воедино в одном воспалённом сознании. Почти как у Айнзама, или наоборот? Как мальчишка умудряется не сойти с ума от такой жизни?

Хозяин арены прошёл несколько длинных пассажей прежде, чем заметил, что за ним кто-то следует, скрываясь в тени. Улыбка возникла сама собой, когда слуха достигло мелодичное дыхание, шелест волос и складок платья. Вокруг неё всегда витала музыка, даже теперь, когда музыки в жизни почти не осталось.

— Стерша, какой приятный сюрприз, — расставил в стороны руки для дружеского объятия, но девушка лишь хмуро посмотрела на него.

— Здравствуй Гарен, — сдержанно поприветствовала светлая драконесса.

— Так жаль, что у меня не было времени поболтать с тобой. Хотел сказать, что твой танец произвёл на меня неизгладимое впечатление, как и на всех благородных воинов.

— Благородных? — девушка вскинула брови. — В них благородства ещё меньше, чем в тебе.

— О, как заговорила. А ведь могу и обидеться, — чёрные глаза гневно сверкнули. — Тебя не учили, что когда приходишь с просьбой, нужно быть вежливой? Или надменность и высокомерие — это неотъемлемая часть любого дракона? Тогда вам стоило влить эти качества в Айнзама вместе со своей силой...

— Прости, — прошептала Стерша, не поднимая глаз.

— Ты что-то хотела? — смягчился мужчина.

— Отпусти их.

— Кого? Регину и Айнзама?

— Да.

— Как-то опять не очень вежливо, Стерша, ты можешь лучше. Больше страсти, как в твоём танце перед кучкой потных незнакомцев, — Гарен зло выделял каждое слово, отчего девушка втянула голову в плечи.

— Пожалуйста, отпусти их, — она сделала неуверенный шаг вперёд.

— Интересно всё обернулось, да? Забавно, что именно твой брат, поможет осуществить задуманное. Как тесен мир и причудливы его пути. А я ведь даже и не знал тогда, что Айнзам и есть Единый! — ухмылялся мужчина.

— Ты мстишь мне?

Гарен заразительно рассмеялся, а затем его смех превратился в жуткий каркающий звук.

— Ты слишком зациклена на себе, Стерша. Не собираюсь я мстить, да и не за что. Жизнь и так была к тебе не совсем справедлива, — мужчина поймал руку драконессы и нежно погладил по тыльной стороне ладони.

— Тогда к чему весь этот спектакль? Остановись, пожалуйста, — девушка прижала ладонь к своей щеке, наслаждаясь теплом жестокого организатора сражений.

— Я сказал, что не хочу мстить тебе, но это не значит, что остальным удастся избежать расплаты.

Стерша была слишком холодной, даже для дракона. Гарен погладил её по щеке, и девушка прикрыла глаза. На что надеется? Своим жестом только подстёгивала поторопиться. Её длинные пушистые ресницы подрагивали, а на их кончиках мерцал свет заходящего солнца. Невольно выдохнул её имя вслух, потеряв на миг над собой контроль, и драконесса встрепенулась.

— Регина и Айнзам здесь не причём, — Стерша с надеждой вглядывалась в непроницаемые чёрные глаза.

— Побочный ущерб, милая, побочный ущерб, — Гарен стряхнул с себя внезапное наваждение, но руку не убрал. — Если хочешь знать, мне жаль твоего брата. Я бы даже сказал, по-человечески жаль, но в этом мире эта фраза слегка опошлена. Люди, драконы — все прогнили до основания.

— Он ни в чём не виноват...

— Пока он жив, у меня ничего не выйдет, Единый мешает мне, — Гарен нежно заправил выбившуюся светлую прядь девушке за ухо.

— Давай откроем портал, убежим, начнём всё сначала, — еле слышно предложила Стерша, и мужчина на секунду задумался.

— Не выйдет, — он покачал головой.

— Почему? — девушка подалась вперёд и коснулась губ черноглазого.

Он ласково ответил на поцелуй. Её отчаяние сквозило в каждом движении и порыве, но Гарен не наслаждался этими. Стерша последняя, кому он желал причинить боль. Не так. Не хотел делать ей больно. Раньше да. Слишком долго ненавидел её за слабость, но теперь, когда все участники того кошмара благополучно забыли о содеянном, чувствовал, как страдает светлая. Гарен страдал не меньше, только теперь у него есть истинная пара, и пока старые желания ещё тлеют в сердце, непременно должен закончить начатое. Вот тогда наступит новая жизнь без боли и ненависти в душе. Чистый лист. Долгожданная свобода и катарсис, без оглядки назад, без оглядки на Стершу. На такую мертвенно холодную Стершу.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться