Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 9 Зола

— Стоп-стоп! — выставила вперёд руки, как будто это отменило бы тот факт, что Гарен теперь не тёмный. Даже не знала, радоваться за полудракона или нет.

С одной стороны, теперь он вместе со Стершей стал светлым. Значит, они без страха могут завести семью, и никто не будет преследовать пару за неугодный союз.

Никто… Кроме мстительной Амалии, мечтающей расквитаться с убийцей Зура. А с другой стороны, что теперь станет с Айнзамом? Кто-то обязательно должен занять место тёмного, но если это будет любимый, тогда ни о какой драконьей свадьбе не может быть и речи. Нас снова разлучат. Или я тоже должна опять стать тёмной. Какой-то бесконечный кошмар!

— Что-то не так? — удивлённо спросила Стерша и склонила голову набок. Её длинные золотые волосы почти коснулись земли.

— Всё!

— Поясни, — нахмурилась девушка, и если могла, то сцепила бы руки на груди. По привычке она даже попыталась это сделать, но запуталась в собственных крыльях и быстро оставила бесполезную затею.

Мы с Гареном невольно улыбнулись, глядя на Стершу, но сразу одёрнули себя, чтобы не обидеть её. Мой вселенский наречённый, действительно, сильно изменился. Ещё до этого чудесного преображения обратила внимание на его мягкий и добрый взгляд. Что-то похожее было в Айнзаме, но так давно, словно в прошлой жизни. Дракон уже не смотрел на меня ласково. Больше с затаённой обидой или сожалением.

— Регина, я жду! — стиерна махнула крылом у моего лица, возвращая в реальность.

На саднящей коже стало приятно от лёгкого прикосновения ветерка.

— Почему ты обернулся светлым? — ответила вопросом на вопрос, хотя прозвучало как претензия.

— Захотелось, — отшутился Гарен. — А почему, собственно, нет? У вас же с Айнзамом получилось.

— Да, но почему ты тогда не превратился после первой же близости со Стершей? Это ведь так работает?

— Скорее всего, дело именно в тебе. Близость с истинной парой повлияла на моё неожиданное преображение.

— Но у нас не было секса! — внезапно покраснела, всколыхнув в памяти подробности прошлой ночи.

— А кто сказал, что для подобного нужен именно секс? — удивился бывший тёмный.

— Айнзам сказал... — внезапно почувствовала себя очень глупо. А когда Гарен и Стерша в голос расхохотались, мне стало ещё паршивее. — Он наврал, да?

— Ну, — полудракон подбирал нужные слова, продолжая неприлично улыбаться. — Не думаю, что Единый хотел затащить тебя в постель таким образом, скорее понял мой совет весьма буквально. Я намекнул ему, что ты должна открыться в своих чувствах, но Айнзам подошёл к процессу весьма творчески.

— Вот же... — едва сдержала с десяток ругательных сравнений для супруга.

Отрасти крылья, Регина. Маши ими вверх и вниз.

Передразнивала возлюбленного у себя в голове.

Драконий поцелуй. Завяжи глаза. Не подглядывай!

Увижу — покалечу…

— Скорее всего, стала светлой, как только приняла окончательное решение быть с ним. Зато твой искренний порыв, помог Айнзаму стать Единым. Так что это было не зря.

— Да уж не зря, — невольно погладила живот. Итогом тех ласк стало не только моё и Айнзама превращение.

— Погоди, так ты с ними... С тремя сразу? — Стерша поднесла крылья ко рту.

— Ага, — ответил за меня Гарен. — Эти двое, то есть четверо, не постеснялись творить непотребства в моём присутствии.

Сестра Айнзама одарила меня весьма красноречивым взглядом и присвистнула, отчего стало ещё более неловко.

— Немного отвлеклись, не думаете? Ладно, Гарен, предположим всему виной наша связь, мы её осознали, смирились, приняли другу друга. Это повлияло на то, что ты стал светлым. Но ты же убивал раньше, — нехотя напомнила бывшему демону о прошлых прегрешениях.

— Очевидно, когда Единый вернул моё сердце, это стало перерождением и искуплением. У меня появился шанс всё изменить, — пожал плечами новоиспечённый светлый.

— Только теперь страдает уже Айнзам.

Рассказала друзьям о случившемся в Диегронде. Описала безумие Драя и мелькнувшую в его взгляде тьму, когда любимый пытался убить меня. Высказала им свои догадки по поводу нарушенного баланса, из-за которого произошёл обвал в Бельвегии.

Гарен опустил голову, прекрасно осознавая свою вину за содеянное, а Стерша молча слушала, с силой сжимая ладонь любимого.

Она не успокаивала его, не шептала ободряющих слов о том, что он ни при чём. Мы трое прекрасно понимали, что Гарен был и есть виновник кошмара на арене, неважно, какие мотивы двигали им.

— Что теперь произойдёт с братом? — тихо спросила Стерша.

— Единый должен контролировать все процессы в мире и не допустить ни войны, ни иной катастрофы. Всё всегда стремится к равновесию. Большое скопление светлых чревато появлением других разломов, из которых может хлынуть нечто недружелюбное, способное существенно проредить строй тех, кто нарушивших баланс.

— Нас, то есть? — во рту пересохло от жуткой перспективы.

— Именно. Это произойдёт в том случае, если не появится новый тёмный и восстановит баланс. Тогда кризис минует, но… — Гарен нервно покусывал губу.

— Говори же, — нетерпеливо прикрикнула на полудракона.

— Айнзам всю жизнь являл собой хранителя клятв. Само рождение троицы остановило войну. Он всегда был чрезмерно добрым и чутким существом. Боюсь, шагни твой супруг на другую тропу, всё кардинально изменится. Даже малейшее отклонение от нормы привело к тому, что он чуть не убил тебя, — Гарен кивнул на мою шею.

 

— И что же нам делать? — переводила взгляд с Гарена на Стершу, надеясь, что они знают ответ.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться