Один дракон — три парня [дилогия]

Глава 18 Гейзер

— Айнзам! Сынок, ты вернулся! Как же я рад, — Зангар распростёр объятья для последнего воплощения, но Цвай слишком хорошо чувствовал фальшь в каждом слове и жесте родителя. Он не был рад, скорее зол, за выходку Единого на церемонии. Молчаливые Айнс и Драй смотрели безжизненными глазами перед собой, но у обоих на лицах были заметны следы от побоев. Белый дракон не жалел своих слуг, даже если это был его собственный ребёнок.

— Остановись отец. Довольно. Я закрыл разлом. Не хочу мстить и убивать, отпусти меня.

— От твоего желания, увы, ничего не зависит, Айнзам. Но ты это сам знаешь. Мне тут одна птичка нашептала кое-что, — Зангар кивнул на Айнса, на плече, которого сидел кройвен.

Цвай напрягся и растерянно посмотрел на осколок своей души. Что он мог рассказать отцу?

— Ты так ловко умолчал о происхождении своего ребёнка. Сынок, нам не нужны полукровки, особенно тёмные.

— Позволь переправить его в другой мир, пожалуйста. Дай немного времени, чтобы он успел появиться на свет. Со мной можешь делать что хочешь, но не трогай дитя, — дракон просил без особой надежды. У Зангара не было сердца, и Айнзам слишком ясно это видел. Смерть Ливе стала самым красноречивым доказательством.

— Нет. Тьма, рождённая в этом мире, останется здесь. Мне нужна каждая крупица, и ты поглотишь её.

Цвай отрешённо слушал отца. Рано или поздно они обнаружат, где скрываются Гарен и Стерша. И тогда именно на его плечи возложат эту отвратительную миссию: убить собственное дитя.

— Не бойся, Айнзам, ты не будешь долго страдать и вскоре отправишься следом. Как только станешь полностью тёмным, я заберу твою силу.

— И что тогда?

— Тогда, милый мальчик, я отомщу предателям, бросившим нас в войне с людьми. Тем, кто сбежал в другие миры, боясь за собственные шкуры.

— Собираешься убить всех тёмных? — догадался Цвай.

— Нет. У меня на них иные планы. Хочу, чтобы восторжествовала справедливость, — Зангар сцепил руки в замок.

— Развяжешь новую войну с людьми?

— Скорее закончу старую. Но не бойся, ты этого уже не увидишь. Ты расходный материал, выполнишь свою часть клятвы и отправляйся на покой, — светлый говорил без злорадства, спокойно и равнодушно, отчего Единому стало ещё страшнее. Сколько же лет Зангар планировал это?

— Ты натравил синих на Стершу, чтобы она стала тёмной?

— Да, но глупые драконы перестарались. Им нужно было убить только Гарена и его нерожденного ублюдка, чтобы Стерша обезумела. Но все они поплатились за свою ошибку. Дочка была нужна мне тёмной и живой. Ты был запасным вариантом. А когда не получилось воскресить её в теле Регины, сам знаешь, что произошло дальше.

— Ливе ты тоже выбрал неслучайно? Ни о какой любви к маме не шло и речи? — Цвай сжимал кулаки от бессилия.

— Светлых самок не осталось на тот момент. А стиерна могла гарантировать мне нужное потомство. С птичкой Ливе вышло даже лучше, когда она с тоски обернулась кройвеном. Только это подписало ей смертный приговор, а мне подарило ещё тьмы.

— Значит, Стершу ты готовил на убой, а меня сделал отвлекающим манёвром для людей.

— Умный мальчик. Буду скучать по твоим светлым головкам.

— Что станет с Региной? Ты отпустишь её?

— Последнюю светлую? Не разочаровывай, сынок. Как можно? Она нужна для поддержания баланса, иначе мир падёт. Но не переживай, у неё ещё будут дети, правда, не от тебя. Своих ты убьёшь. Время исполнять клятвы, Айнзам. Ищи!

*.*.*

Солёный запах моря щекотал ноздри. Как давно не была на юге. Соскучилась по палящему солнцу и песчаным пляжам. В Подмосковье слишком долгая зима, а затяжные дожди не всегда дают возможность насытиться зноем.

Набегающие волны ласкали ноги, даря приятную прохладу, а вот голову основательно напекло. Приподнялась на локтях и огляделась. Пальцы завязли в мокром рассыпчатом песке. Повернулась к морю. Линия горизонта потерялась вдали. На долгий миг забыла обо всём на свете, встала и шагнула в пенящуюся у берега воду. Никого вокруг, кроме меня и бескрайней стихии.

Но тревожные мысли быстро вернулись. Они захлёстывали, не давая передышки, метались от одного невозможного предприятия к другому. Но лейтмотивом всегда оставалось спасения Айнзама. Должна помочь ему выкарабкаться, сберечь его свет...

Рука всё ещё сжимала загадочный предмет. Раскрыла ладонь. Небольшой тёплый овал, испещрённый чёрными прожилками. Он пульсировал, словно внутри билось крохотное сердце. Поднесла к уху и прислушалась. Фраза из детской сказки сложилась в голове: "смерть его на конце иглы, та игла в яйце».

Поёжилась, Единый вот так запросто отдал мне в руки свою жизнь, в этом даже не сомневалась. В критический момент от меня потребуется сжать бесценный дар и остановить дракона. Но он слишком плохо знает свою Регину. Никогда не сделаю ничего подобного. Буду до конца бороться за его жизнь и свободу. От осознания того, какая ценная вещь находится у меня в руках, стало не по себе. Сорвала с шеи, подаренную родителями на день рождения цепочку и мысленно расплавила её на другой ладони. Ворожила интуитивно, вспоминая, как это делал Айнзам. Затем взялась пальцами за воображаемую цепочку и потянула на себя. Представляла в уме крепление для маленького яйца.

Всё вышло на удивление легко. Держатель на цепочке выглядел прочно. Осторожно вложила туда опасный артефакт, а затем спрятала за одеждой.

На мне красовался домашний свитер и штаны. Именно так встречала трёх гостей в своей квартирке. Чем дольше думала о странной инсценировке в мире нарушенных клятв, тем больше убеждалась, что всё это уже случалось с нами в прошлом. Единый лишь напомнил мне одно из наших знакомств. Интересно, что тогда пошло не так, и на какой стадии решила послать к чёрту странного блондина?



Дарья Сорокина

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться