Один из дней

Один из дней

Мир умирал. Деревья зеленились вокруг, огромные поля цветов и травы покрывали землю. Воздух был чист и свеж, дул приятный ветерок, трепавший колосья.

Благородные олени чинно шествовали на водопой, над их головами летали птицы. Сытые волки лениво глядели вслед пробегавшим мимо них косулям. Зайцы отчаянно прятались в траве, не подозревая, что им ничего не угрожает.

Блестели реки и моря, переливаясь, играя всеми гранями солнечного света. Неспособные видеть такую красоту рыбки плавали в воде, встревоженные проплывшим мимо дельфином. Огромный кит лениво махнул хвостом и пустил тугой фонтан воды.

Похоже, природа просто не подозревала, что мир умирал.

Но люди знали. Их огромные небоскребы начали трескаться, грозя вот-вот упасть. Плотины выходили из строя, топя города, взрывались электростанции, ржавела техника. Летающие машины переставали запускаться, прогнившие, насквозь прожженные бензином. Разбитые терминалы стояли в тесных переулках трущоб, но их голограммы были трудно различимы. Почти половину из них скрывал за собой белый шум. Бесконечные дожди, придававшие городу мрачный, но живой вид, закончились. Стеклянные дома оказались прямо под палящим Солнцем, и можно было увидеть, что они вовсе не красивы. Глупые стеклянные коробки посреди ровных бетонных площадок. Мегакомплексы – еще более несуразные комоды из стали и стекла, наполовину обвалившиеся и облупившиеся. Кучи мусора на улицах, больше не укрытых пасмурной погодой. Все на виду, все блеклое и пустое.

Потому что мир умирал. Целый мир умирал в лице одного человека.

– Доброе утро, мисс Сноу. – механический голос Валентайна чудесным образом ухитрялся поднимать настроение. – Ваш завтрак и утренние упражнения ждут вас!

«Процедуры. Это уже давно не упражнения, а процедуры», подумала Сноу. Не раскрывая глаза, она сказала:

– Иди разбуди Сэма, и попроси Вика наконец заменить его генератор. А я пока еще полежу.

– Будет сделано, мисс Сноу. – она была уверена, что Валентайн подмигнул ей. Она слишком хорошо его знала.

Сноу на дух не переносила процедуры. Массаж ей, конечно, нравился, но вот все остальное. Бесконечные витаминные уколы, промывания, осмотры… Раз за разом, и для чего? Для кого?

Для последнего человека на Земле?

Сегодня Сноу встала сама, не дождавшись Сэма. Между суставами словно скрипел песок, тяжесть головы тянула вниз, но она встала. Пошатываясь, накинула халат и прошаркала к окну. Балкон, к счастью, был открыт. Она не помнила, когда последний раз была в состоянии открыть его сама. Сноу вышла наружу и глубоко вдохнула свежий воздух. На перила опустилась маленькая синичка. Еще 96 лет назад о таком можно было только мечтать. 96… Она помнила это число. 96 лет назад люди легализовали «Очищение». И 96 лет назад она приняла решение никогда им не пользоваться.

И вот теперь, едва стоя на балконе и по чем свет стоит проклиная Конституцию и все свои гражданские права, Сноу протянула руку и, несмотря на боль в пальцах, погладила синичку. Птица не улетела, совсем не испугалась. Словно впервые видела человека во плоти.

В комнату ворвался Сэм.

– Мисс Сноу, вы с ума сошли! Вы же знаете, что вам нельзя ходить до массажа!

Он перебежал комнату и протянул к ней свои полимерные руки, но она вдруг покраснела. Сэм как-никак был мужчиной. Когда-то. А у нее осталась капелька гордости и женственности. Даже в 145 лет.

– Разве ты не видишь, что я не одета?

Сэм усмехнулся, но отвернулся. Точнее, его голова крутанулась на 180 градусов. Да уж, это выбивало из колеи еще больше. Сноу все же приняла его руку и он подхватил ее. Что за блаженство, позволить позвоночнику расслабиться.

Сэм отвел ее в массажную, где уже стоял Вик. Как и следовало ожидать, он ворчал.

– Сколько уже можно, снова вскочила со своей кровати! Я тут впахиваю в поте лица, а она хочет все мои труды насмарку пустить! Ну уж дудки.

В поте лица. Разве может пластик или железо потеть? Сэм был похож на человека, у него было человеческое лицо и обтянутые полимерной кожей руки. Корпус Вика был старой модели. Квадратный ящик с оголенными суставами рук и ног. Что-то в его личности мешало приспособиться к новой модели. Сноу и остальные подозревали вредность.

Следующий час был настоящим блаженством. Старый корпус был более практичен, кисти можно было сменить на абсолютно любую насадку, что очень помогало старым мышцам и костям. Каждый хруст позвонков был настоящим откровением, каждое движение – чистым наслаждением и восторгом. Сноу, свежая и полная сил, села на кровати. Пришел Улисс. Сегодня они ограничились тройной дозой стимуляторов, после которых боль из мышц окончательно ушла.

Несомненно, стимуляторы каждый день вредили организму. Несомненно, медленно сжигали изнутри. Но Конституция говорила, что люди имеют право на жизнь. И «очищенные» члены семьи должны были заботиться об оставшихся родственниках до конца их жизни.

Все очищенные, кроме семи, уже ни о ком не заботились. Они давно отправились на Марс, и основали там колонию. Улисс часто давал посмотреть Сноу в телескоп на их города. Они были очаровательны.

Но холодны.

Мимо процедурной прошел Честер. Он попытался поприветствовать Сноу, но его голосовой модуль мог воспроизводить только чихание. Досадная ошибка конструкторов. С другими шестью Честер общался нормально, поэтому каждый раз забывал, что синтезатор речи не работает, снова и снова чихая на Сноу. Отсалютовав, он отправился на кухню, готовить ей завтрак.

Сноу выглянула в окно. Седрик и Питер готовили ракету к запуску на Марс. Это напомнило ей, что мир умирал. Она с грустью отвернулась.

– Я бы тоже хотела полететь на Марс. Увидеть хотя бы глазком.

Валентайн знал, что предлагать ей «Очищение» бессмысленно. Она ни за что не пойдет на это. Он не понимал этого, считал глупым, но выбор уважал. К сожалению, полет в скафандре тоже был невозможен. Тело Сноу было неспособно вынести такие перегрузки.



#23895 в Фантастика

В тексте есть: роботы

Отредактировано: 29.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться