Один из вариантов жизни

Размер шрифта: - +

Рассказ пятнадцатый Карантин

Сегодня впервые мне пришла в голову мысль, что невероятные события, почти постоянно происходящие со мной в последние месяцы, не случайны. Похоже, всё это происходит с единственной целью – отвлечь меня от рассказа…

Но именно в первый день второго семестра мне вдруг захотелось перечитать его начало. Хотя давно взяла за правило не садиться за компьютер перед работой – обязательно опоздаю! Я пробежала глазами написанное и осталась довольна. Но словосочетание «ночь обрушилась», которое я считала собственной находкой, теперь показалось знакомым – как будто что-то похожее мне уже встречалось…

Безуспешно порывшись в книгах классиков, я всё же решила его оставить – более расхожие выражения: «ночь пришла», «ночь наступила» и даже «ночь упала» здесь не подходили. Она именно обрушилась.

Подобное я наблюдала, путешествуя по Египту. Там нет сумерек, нет долгих закатов. Нет даже вечеров – день почти мгновенно сменяется ночью. Только что солнце висело довольно высоко – и вдруг полная темнота, разрежённая лишь светом луны и ярких южных звезд.

Если представить себе эту африканскую ночь, только без луны, звёзд, звуков и запахов, то можно почти понять тот ужас, который вдруг овладевает человеком, внезапно потерявшим возможность видеть, слышать, обонять всё, что его окружает. Когда на смену чувствам приходит воображение и мы оказываемся в плену собственных фантазий.

Об этом и будет мой рассказ. Теперь я видела его совершенно ясно, от первой и до последней строчки… И также ясно понимала, что в ближайшее время мне его не написать – каникулы кончились…

«Господи! Пора же на работу!» – с ужасом вспомнила я.

 

…До лекции оставалось минут десять, когда маршрутка остановилась возле университета. Кроме меня никто не вышел, и на аллее, ведущей к центральному входу, тоже было пусто.

«Опоздала! – подумала я, – студентов своих ругаю, а сама…».

Но внутри девятиэтажного университетского здания не было той обычной суматохи, которая не прекращается даже после того, как прозвенит звонок на пару. Я поднялась на третий этаж. Заведующий кафедрой, Александр Александрович, как всегда, оказался на месте, но очень удивился, увидев меня:

– Елана Игоревна, а вы что пришли? Разве не знаете, что во всех учебных заведениях объявлен карантин? Грипп!

Как же я нигде об этом не услышала? Это была вторая странность за день. Первая случилась со мной утром: войдя на кухню поставить чайник, я не увидела на стене большого жостовского подноса и, заглянув за холодильник, над которым он ещё вчера висел, обнаружила его там.

Казалось бы, – что удивительного: ну, упал и упал! Но, мало того, что я не слышала, как он падал, было не ясно, почему он упал. Гвоздь, на котором висел поднос, всё так же торчал в стене. Я даже потрогала его – и убедилась, что держится он крепко.

Чтобы слететь с гвоздя, поднос должен был «подпрыгнуть», при этом «отскочив» от стены на два сантиметра, затем снова «прижаться» к стене и удачно «втиснуться» в ту щель, из которой мне вытащить его не удалось – требовалось отодвигать холодильник.

«Интересная траектория», – подумала я, но разбираться в произошедшем не было времени.

Теперь, подходя к дому, я вдруг услышала глухие, но очень сильные удары и машинально пошла на звук. В котловане через дорогу забивали сваи под новое здание.

«Так вот почему упал поднос! – догадалась я. – Надо снять со стен фарфоровые тарелки…»

…Поднявшись на свой этаж и открывая дверь в квартиру, я не услышала привычного лая, которым обычно меня встречала эрдельтерьерша Рица.

«Спит, что ли?» – подумала я.

Но, снимая в прихожей пальто, вдруг заметила сквозь рифлёное стекло кухонной двери какое-то движение. Решив, что, уходя, второпях случайно закрыла там собаку, я распахнула дверь. На кухне… никого не было. Повернувшись, чтобы выйти, я буквально остолбенела: злополучный жостовский поднос висел на своём месте.

«Правда, так лучше?» – спросил чей-то голос.

Я резко обернулась, но никого не увидела. Мне стало не по себе. Чтобы отогнать страх, я крикнула как можно громче: «Рица!» Собака не отозвалась. В поисках её я распахнула дверь в гостиную, даже не подумав, что животное должно было бы повернуть ручку, чтобы попасть туда, а затем ещё и закрыть за собой дверь. Кинувшись затем в спальню, не обнаружила собаки и там.

Не было видно и двух моих кошек, о которых я почему-то не сразу вспомнила. Но лишь только подумала о них, поняла, где они могут быть. Специально для кошек внизу двери в туалет выпилено небольшое отверстие. Этим лазом иногда пользовалась и Рица.

Все трое оказались именно там. И если бы я не была так напряжена и испугана, то открывшаяся картина показалась бы даже комичной: кошки сидели, тесно прижавшись к собаке, а все вместе они буквально вжались в небольшое пространство между стеной и унитазом. Протянув к ним руку, я тут же её отдёрнула – обе кошки зашипели, а собака ощетинилась.



Елана Неклюдова

Отредактировано: 17.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться