Один неверный шаг

Размер шрифта: - +

Один неверный шаг

Саша считал себя хорошим фотографом.

  Мало того - он числился в штате местного СМИ, а значит - надо было поддерживать имидж. Ведь для репортёра что главное? Новый материал, причём постоянно, иначе редакторы заскучают. А этого допускать нельзя - и у самого рейтинги упадут, и на интересные мероприятия приглашения уже не получишь... А ведь это и деньги, помимо прочего.

  Поэтому Саша всегда изыскивал новые возможности для съёмки. Надо сказать, это было сложновато - с появлением недорогой цифровой фототехники фотографов расплодилось много, особенно в блогах, а обыватели далеко не всегда отличали кадр, сделанный дорогущей зеркалкой, от кадра с цифромыльницы. Ну а репортёру приходится вертеться...

  Поэтому направление на съёмку траурного мероприятия и военно-исторической реконструкции в Крепости он воспринял почти как манну небесную. Выглядела ·маннаЋ в виде закатанной в пластик карточки-пропуска на митинг-реквием.

  Правда, утренний "брифинг" на поляне перед старым казематом несколько сбил его радужный настрой. Охрипший и уставший представитель организаторов сообщил, что на самом "поле боя" будут снимать всего три человека, размещённые в стационарных укрытиях и одетых в точную копию военной формы времён войны. Люди в современной одежде на поле не допускаются категорически - и из-за того, что будут бросаться в глаза, и из соображений техники безопасности.

  Трое упомянутых тоже были здесь - двоим под сороковник, а третий и ещё старше, в сапогах, широких защитных бриджах, гимнастёрках с малиновыми пехотными петлицами, выбритые и подстриженные по-красноармейски. Они слушали инструктаж и тихонько обсуждали меж собой достоинства и недостатки заранее подготовленных укрытий.

  Остальных фотографов и операторов (судя по всему, тут были не только представители газет и телеканалов, но и блогеры), похоже, вполне устраивала выделенная для репортёров площадка. Но вот Сашу она не устраивала категорически, и у него стал зреть план...

  После инструктажа, повертев свою карточку-пропуск, он ещё раз прошёлся по площадке. Воронка в центре - похоже, старая, ещё тогдашняя, вся заросшая травой и молодыми деревцами, ему очень понравилась. Конечно, в ней наверняка кто-то будет - например, пиротехники, - но опыт вклиниваться среди занятых своим делом людей у Саши был.

  К съёмке он подготовился всерьёз. Одним из аргументов был маскировочный костюм - конечно, не буро-зелёный с амёбообразными пятнами, времён войны, а современный, тёмно-зелёный, со светлыми "солнечными зайчиками", но это уже ставило его выше этих недотёп у кромки поля, одетых в яркую одежду.

  На поле Саша проскочил минут за пятнадцать до начала реконструкции, когда оцепление было больше занято зрителями, прибывающими с траурного митинга-реквиема. В этом тоже был расчёт - к этому времени все реконструкторы уже разошлись по позициям, погнать его с поля будет некому.

  Он с удовлетворением увидел, что не ошибся - в воронке устроились солдаты-пиротехники в камуфляжных костюмах со своей аппаратурой. Саша мельком показал им свое удостоверение, болтавшееся на шее, но солдаты на него особого внимания не обратили - у Минобороны своё задание, обеспечить плановые взрывы... посторонними же на поле занимается ОМОН из оцепления. Впрочем, молоденьких ребят из оцепления Саша провёл всё той же закатанной в пластик картой официального вида.

  Он, не сдерживая улыбки, уселся на склон воронки. Обзор отсюда отличный, кадры будут - ого-го.

  Саша не сразу заметил одного из фотографов в красноармейской форме. Потом увидел довольно бюджетную кэноновскую зеркалку у него в руках и еле сдержался, чтобы не ухмыльнуться.

  - Из воронки сильно не высовывайтесь, - махнул рукой "красноармеец". - Смотрите, чтобы вас не было видно от зрителей. И ни шагу отсюда, опасно.

  Саша с готовностью кивнул, глядя на фотографа чуть не с жалостью. Тот что, реально думает, что можно будет усидеть весь бой в этой дыре, пусть и удобной? Да ни за что, не таков был Саша.

  Бой начался. В утренней дымке двигались наступающие "фашисты", разрозненно били холостыми красноармейские винтовки. Шарахнула пиротехника - да, не зря здесь сидят эти ребята... Рванулись в контратаку красноармейцы - многие не в гимнастёрках, а в белом нательном белье, с сапёрными лопатками и табуретками... Отличные кадры!

  Только вот точка съёмки низковата. А что, если...

  И он, выскочив из воронки, рванул наперегонки с отступающими красноармейцами, многие из которых оттаскивали "раненых". Несмотря на трагизм ситуации, со стороны зрителей послышался дружный смех. "Смотри, попаданец", - мельком услышал Саша. Но, не отвлекаясь, добежал до края поля и быстро полез на заросший густой травой вал - крышу каземата.

  Перейдя по крыше почти до центра, он встал во весь рост и вздохнул полной грудью. Всё поле как на ладони! Надо сделать кадр-другой...

  На поле, к стене Крепости, Саша выбегал уже уверенно, убедившись, что всем участникам реконструкции не до него. Предупреждения фотографа-красноармейца были успешно забыты. Бойцы выкатывали пушку, мельком взглянули на Сашу, поморщились, но продолжили заниматься своим делом. Ну правильно - всем некогда...

  Что-то свистнуло над самым ухом, Саша инстинктивно пригнулся, запоздало сообразив, что свистеть вроде как и нечему... стреляют же холостыми, без пуль. Но тут же что-то обожгло левую ногу, разодрав камуфляжный костюм, и от жуткой боли фотограф свалился на четвереньки в траву.

  Но это была не трава. Рука, которой он упёрся в землю, попала в какую-то жёсткую обгорелую массу, и фотограф не сразу сообразил, что это... труп. В красноармейской форме, но совершенно грязной, закопчёной.



Николай Владимирович Беляев

Отредактировано: 07.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: