Одиночество. Сквозь тысячелетия

Размер шрифта: - +

Глава 2.2. Трудности обучающих и обучаемых

 

Время неумолимо летело. На смену закатам приходили рассветы, весну сменяло лето. Казалось, этот круговорот не закончится никогда. Адриан наслаждался каждой свободной минутой, но свободного времени у юного черного мага было мало. Занятия по магии и общеобразовательные предметы, фехтование, метание кинжалов, стрельба из лука, верховая езда, этикет и танцы. Все это заполняло день ребенка от рассвета до заката. Казалось, он просыпается утром только для того, чтобы в изнеможении рухнуть вечером в кровать.

Он не жаловался, но все окружающие понимали, что ребенку выдержать такую нагрузку тяжело и старались поддержать как могли, кто словом, кто делом, а некоторые и лишней порцией сладкого, которое Адриан чрезмерно любил. С трех лет постепенно увеличивался объем и количество занятий, но никто никогда не слышал от него жалоб.

Мама, леди Амалия, каждый вечер приходила к нему, чтобы пожелать спокойных снов, а выходя из его покоев, тяжело вздыхала и прятала от мужа и слуг слезы. Но женщина помнила, как ее саму тренировали и учили в детстве, хоть она и не являлась наследницей рода, но необычайно сильный дар земли, проснувшийся к пяти годам, заставил ее семью понервничать. Но ее сыну уже двенадцать, а кроме родовой магии ми Неметов у него другой нет. Это тревожило леди Амалию. Она давно уже поняла, чем больше магии, тем лучше. Но может магия земли не просыпается, потому что очень силен некромантский дар Адриана. Ее муж и приведения, занимающиеся образованием ребенка, в один голос твердили о том, что Адриан очень сильный некромант, сильнее отца и даже сильнее, чем лорд Адарин был при жизни. Ей же в образовательном процессе сына почти не было места, биология и геология пока давались юному дарованию поверхностно, вот если бы у него проснулась магия земли …

Мысли о том, как разбудить у сына магию земли и беспокойство о том, что она могла не передать ему свой дар, тревожили леди почти постоянно. Но это не значит, что она сидела в печали у окна с утра до вечера.

Прекрасная златокудрая госпожа Неметеи заполняла свои дни заботой о близких, магией, а так же управлением замком и городом. По издавна сложившейся традиции жены главы рода занимались благоустройством и управлением замка и Неметеи, столицы вотчины, расположенной у подножья замка. В зависимости от вида их магии и силы дара в городе постепенно разрастались сады, появлялись мосты в местах трудных или недоступных для строительства обычным способом, развивалась медицина, образование, торговля.

Дар земли и увлечение зельеварением леди Амалии, а так же наличие большого количества времени, которое нужно было занять, вылилось в существенные изменения в столице вотчины ми Немет. За период чуть более пятнадцати лет, леди при поддержке магов Неметеи из числа простолюдинов существенно изменила город. Гости и жители вотчины теперь гуляли по широким ровным улицам, вдоль которых росли деревья и вечноцветущие кусты. За десять лет экспериментов ей удалось соединить магию земли и силу зелья, она создала уникальное вещество изменяющее природу растений и активно использовала его для придания городу цветущего вида. Часто в городе встречались и статуи, изображавшие магических животных, юношей и девушек и даже детей. А мосты стали не только выполнять функцию переправы через горную реку, протекавшую в городе и делящую его на две части, но и стали произведениями искусства, ажурные каменные перила, небольшие статуи или вазоны с цветами по краям придавали им нарядный вид. Все это сделало Неметею одним из красивейших городов Медэ, вот только оценить это могли лишь жители и немногочисленные гости города. Проход в вотчину уже три с лишним тысячи лет регулировался «камнем истины», который определял честность и порядочность намерений, желающих посетить этот горный край.

Но как бы леди Амалия не увлекалась исследованиями в своей лаборатории или реконструкцией города, улучшением быта его жителей, все ее мысли были о сыне.

Как выяснилось, отсутствие у сына магии, кроме родовой, тревожило и его отца, лорда Александриана.

В учебной комнате кроме Адриана находились приведения, лорд Адарин объяснял наследнику рода, зачем ему учить название частей скелета, при этом на столе стояло две коробки – в одной был скелет рыбы, а в другой мыши.

– Адриан, кроме нашей родовой магии существует еще множество видов, у твоего отца магия огня у матери магия земли, так или иначе, но в тебе заложены способности к ним обоим. А сможешь ли ты их развить или нет, зависит от тебя! – призрачный лорд устало опустился на стул.

– Но причем здесь магии огня и земли и черная магия? – Адриан не понимал, зачем тратить время на изучение скелетиков и заклинаний анимации, если ему достаточно просто направить на любой скелет импульс родовой магии.

– Сын, – Александриан ми Немет решил вмешаться, прислонившись к косяку плечом, он продолжил. – Ты уже заешь, что магий много. И возможности у них различные, можно сделать одну и ту же вещь с помощью разных видов магии и разных заклинаний. Так?!

– Так.

Сын внимательно слушал отца, и это наполняло приведений гордостью за прекрасно проделанную работу по воспитанию наследника. Даже то, что он отказывался что-либо изучать, пока не поймет зачем, было правильным, так как позволяло найти пробелы в образовании, в понимании процессов происходящих при использовании магии и устранить их на первоначальном этапе.

– Так вот, правила составления заклинаний и принципы магического воздействия тоже разные, но самое главное – разные затраты магической энергии. Вот сейчас ты можешь направить магический импульс, и скелет начнет двигаться. А если скелет нужно собрать? А ели скелет находится в земле? Насколько хватит твоей силы анимировать скелет? На час, два? А если стоит задача при минимальных затратах энергии заставить скелет работать день или год? Что тогда ты будешь делать?



Ри Ра

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться