Одинокий мир

Размер шрифта: - +

Глава 16.1

Он застыл, а Томка медленно приподнялась на цыпочки и осторожно положила заледеневшие от волнения ладошки ему на грудь, чувствуя, как дрожь побежала по огромному твёрдому телу. Она провела пальчиками по драгоценному шитью княжеского костюма, погладила массивные плечи и, чуть помедлив, запустила руки в его густые жёсткие волосы, прижавшись всем телом и потянувшись губами к его губам.

Через мгновение тело её было охвачено кольцом его рук, и девушка перестала чувствовать пол под ногами, когда он подхватил её и прижал ещё крепче к горячей твёрдости своей груди, вырывая из реальности умопомрачительным поцелуем. Не было никакой неловкости, никакой притирки, никаких сомнений. Её худенькая невесомая хрупкость вдруг подошла ему каждой выпуклостью, каждой косточкой, каждым изгибом.

Драгоценная паутина роскошного платья затрещала, дыхание смешалось, а сердце ухнуло куда-то вниз, забирая с собой остатки сомнений. Она сделала лишь шаг навстречу, а он забрал разом всё – и тело, и разум, и душу.

Этот мужчина никогда не прикасался к другой женщине. Осознание этого кружило голову настолько, что она больше не была способна уцепиться хоть за что-то в окружающей её действительности. Они переплелись в неудержимом объятии, задыхаясь от переполнявших чувств, и упали на подушки, не в силах сдерживаться.

Томка выгибалась под его грубоватыми порывистыми ласками, стремясь прижаться ещё сильнее, прочувствовать ещё ярче. А он сжимал её до хруста, клеймя и опаляя своими обжигающими поцелуями и доводя до исступления безудержной нетерпеливостью. Его тяжесть была так восхитительна, кожа так горяча, стальные мускулы – тверды и гибки, что она совершенно потерялась в этом неистовом опьяняющем вихре.

Дыхание перехватило, когда он застонал. Этот звук был таким мужским, гортанным, почти звериным, что тело её, прижатое к кровати всем немалым весом, мгновенно отринуло волю, отвечая на этот животный приказ влагой между ног.

И всё исчезло. Остались только его руки, губы и их общее дыхание, вырывающееся из горла гортанными резкими всхлипами. Горячее, твёрдое, обжигающее возбуждение соединило их, вырывая обоюдный крик и навсегда соединяя. Сплетясь, они почти рычали, вжимаясь друг в друга сильно и глубоко, стремясь забрать как можно больше и отдать как можно полнее. А после замерли в ярком мареве обжигающего экстаза, содрогаясь всей своей сутью и ловя последние, самые сладкие отзвуки затухающего удовольствия.

Возвращение в реальность было медленным, тягучим и упоительным. Не отрываясь друг от друга, они выныривали из сладостной, затягивающей глубины и вновь погружались в неё, не прекращая неспешные уже ласки и качаясь на волнах взаимного наслаждения.

А потом сокрушительный ураган неутолённого желания вновь захватил их, закрутил в своем неистовом водовороте и сладкие волны одна за другой, снова и снова заставляли содрогаться разгорячённые тела, которые не в силах были разомкнуть объятия.

Ночь была жаркой, влажной и опьяняюще сладостной. Бархатные сумерки перешли в густую темноту, которая укрыла дворцовый сад непроницаемым покрывалом, а опустившаяся тишина лишь изредка прерывалась хриплым чувственным шёпотом, доносившимся из княжеской спальни…

 

__________________________

❤️❤️❤️



Таня Тартуга

Отредактировано: 05.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться