Одиссея Джоанны Кинг

Font size: - +

ГЛАВА 1 - 1

Глава 1.

С вершины горы открывался прекрасный вид на мерцавшее внизу широкое озеро, бескрайняя гладь, обрамленная каймой леса. Холодный ветер трепал мои волосы, а я сидела на самом краю пропасти и смотрела на полет птиц. Они медленно парили в потоках воздуха, пара хищников, высматривавших добычу, а я любовалась их полетом, пока они не скрылись вдали, превратившись в две маленькие черные точки. Небо надо мной было невероятного синего цвета, глубокое, как дно океана и казалось, стоит мне поднять вверх руку, как я смогу прикоснуться к перистым облакам, проплывающим мимо… Но это только казалось. Здесь на высоте воздух был разряжен, и мне дышалось тяжело, но все равно я чувствовала себя на этой вершине свободной, как никогда ранее в своей жизни. К сожалению, продолжалось это не долго.

Мое уединение нарушил чей-то голос, донесшийся как будто издалека. Я вздрогнула и посмотрела вниз, когда голограмма заснеженной вершины дернулась и пропала, обнажив реальность, в которой я сидела на тренировочной возвышенности, перевязанная страховочными тросами, а деревянный пол спортивного зала находился от меня на расстоянии не более чем десяти метров. Человек, выключивший голограмму, также отключил и иллюзию ветра и высоты. Дышать сразу стало легче.

- Мисс Джоанна, - услышала я голос. Мои губы недовольно скривились. Я знала того, кому это голос принадлежал. Мой дядюшка Чарльз, чтоб ему…

- Уже спускаюсь, - ответила я и спрыгнула вниз. Страховочная веревка удержала меня от падения, и я зависла всего в метре от пола, оттолкнувшись от искусственной скалы, куда меня понесло по инерции. Провисев несколько секунд, я отстегнула ремни безопасности и спрыгнула на пол.

Чарльз Уорд стоял в двух шагах от меня и, сложив руки на груди, улыбался в усы. Это был коренастый мужчина, среднего роста, ухоженный, одетый с иголочки, с короткими темными волосами и тонкой полоской усиков над верхней губой. Его темные глаза пробежались по мне, обшаривая, с ног до головы, и я невольно сморщилась от этого взгляда, показавшегося мне словно прикосновение чего-то приторно-липкого к телу.

- Ну, и как там, наверху? – он кивнул на вершину, с которой я только что спустилась. Я пожала плечами.

- Зачем ты пришел? – спросила я холодно. Наши отношения с дядей были далеки от дружественных. Чарльз перестал улыбаться, и его лицо приобрело свой привычный вид, надменного, расчетливого человека. Иногда, глядя в его глаза, карие с вкраплениями золота, я поражалась тому, что так похожие внешне с моей матерью эти двое, будучи родными братом и сестрой могли так разительно отличаться друг от друга характерами.

- Надо поговорить, - ответил Уорд.

- Хорошо. Только прежде я пойду приму душ и переоденусь, - произнесла я.

- Я подожду тебя в машине, - кивнул он мне и удалился. Я же поспешила в душевую, на ходу расстегивая молнию своего костюма.

Потом, позже, стоя перед зеркалом и просушивая свои волосы, я смотрела на собственное отражения и думала о том, что, наверное, жизнь обошлась со мной все же не справедливо, оставив меня живой и с таким уродством на лице. Пересекавший щеку тонкий белесый шрам исчезал у виска, скрытый светлыми короткими волосами. Шрам, оставленный мне наемными убийцами моих родителей, как память о том, что я не должна забывать о своем обещании найти их, и уничтожить, как они когда-то поступили с моей семьей.

Сколько мне было тогда? Десять? Но я помнила все так явственно, будто это произошло несколько мгновений назад…

- Джоанна! – резкий голос Чарльза вывел меня из состояния задумчивости. Я отбросила со лба мокрую челку и поспешно закуталась в широкое махровое полотенце. Голос дяди, звучавший из динамика, встроенного при входе в душевую, вызвал раздражение и непонятную злость, - Я еще долго буду тебя ждать? Ты же знаешь, как я не люблю тратить время понапрасну и то, о чем я хочу с тобой переговорить, представляет интерес только для тебя, поэтому, если ты через пять минут не выйдешь на стоянку, я уезжаю, и тогда ты не узнаешь о том человеке, которого так долго искала. Я выразился понятно? – динамик издал странный свист и замолчал. Я бросила короткий взгляд в зеркало. Мои глаза, такие же как у матери и ее брата, темные карие с золотыми вкраплениями, безумно блеснули из-под припущенных век. Я рванула в раздевалку, сбросив на бегу ставшее ненужным полотенце на пол, ничего, утром уборщица все приведет в порядок, подумалось мне, и втиснулась в узкие джинсы. Оделась я в рекордно короткий срок и уже через четыре минуты пятьдесят секунд вышла из стеклянных дверей на стоянку, где находилось всего одно единственное авто моего дяди Чарльза Уорда.

Двери за моей спиной плавно закрылись. Я знала, что охранник Центра смотрит мне вослед, ожидая, пока я не уйду, а после он закроет двери и включит сигнализацию, едва машина Уорда увезет меня подальше от спортивного зала. Моего Спортивного Зала, мысленно добавила я.

- Ты успела, - сказал Уорд лично распахнув дверцу передо мной. Я удивилась, что это с ним, ведь обычно двери открывал его шофер, по совместительству и личный телохранитель, амбал с коротким именем Седой, прозванный так за короткий ежик абсолютно белых волос на голове. Как по мне, Седой был альбинос. У него были белесые глаза и словно выбеленные волосы и брови. Но кожа при всем при этом у Седого была отличного шоколадного оттенка, а не пергаментная, как у всех альбиносов, за что он благодарил своего афроамериканского предка.

- Садись, - меж тем произнес мой дядюшка, и я скользнула на кожаное сидение рядом с ним, захлопнув двери. Уорд махнул рукой водителю и Седой завел мотор. Автомобиль мягко покатил вперед, а Чарльз открыл маленький бар и кивнув на бутылки, спросил, не выпью ли я чего-нибудь.

- Простой воды, если такая есть, - сказала я.

Чарльз рассмеялся.

- Минеральная подойдет? – спросил он и, не дожидаясь моего ответа, достал маленькую бутылочку и протянул мне. Я взяла.



Анна Завгородняя

Edited: 13.04.2017

Add to Library


Complain