Одна из двух

Размер шрифта: - +

Глава 13. Цита

Цита

 

За оставшуюся половину ночи крессангам удалось арестовать Кьерта и нескольких старейшин. Поэтому, когда утром следующего дня Лей ввел меня в Круглый зал, где обычно проходили заседания Совета, три кресла оказались пустыми. Муж привычно занял свое место за идеальным прозрачным столом, предварительно усадив меня рядом.

– Цур Ган, Урван Брей, Халан Флар арестованы по обвинению в измене княжеству, – начал тихим бесцветным голосом старый Мойн, сидевший напротив. Оставшиеся пятеро старейшин старались не смотреть на освободившиеся места.

– Сегодня мы собрались, – пробубнил старый князь. – Чтобы одобрить церемонию князя, как того требуют традиции княжества. Присутствующая здесь Цита Кхратто-анн удостоилась великого чуда, сама Наягна пришла благословить ее и брак с князем стреттов.

– Сказки, – недовольно заявил один из старейшин. – Позовите княгиню Нинью.

– Нинья присутствовала на церемонии, – резко отозвался Лей. – Непочтение к Наягне – тяжкий грех. Отправьте гонцов на дальний пляж, и они подтвердят, что теперь берег полностью покрыт  песком.

Старейшины начали переговариваться между собой. Поднялся гвалт.

И в этот момент белая резная дверь медленно приоткрылась, пропуская в Круглый зал какое-то животное. Стоило стражнику преградить дорогу, раздался злобный рык.

– Бранжи может укусить! – звонко предупредил детский голос. Охранник отпрянул. В комнату, предназначенную для принятия государственных решений, важно шагнула Лейя. Старый Мойн лишь улыбнулся краешком губ, словно поощряя внучку. Девочка, гордо задрав голову, прошла к свободному месту. Сама с усилием отодвинула тяжелый стул и быстро на него вскарабкалась. Бранжи уселся у ее ног, умудрившись одну голову положить мне на колени. Лей сердито и настороженно наблюдал за каждым движением дочери и ее куланга. Муж тяжело вздохнул, видимо, борясь с желанием выгнать за дверь незваных гостей. Но потом махнул рукой, усмехнувшись.

– О, Наягна! – прошептал он.

Я постаралась искоса разглядеть, благо муж был рядом и я могла видеть не только контуры. Лейя надела свое лучшее платье, парчовые туфли. На шее у нее болтался большой старинный медальон, будто сложенный из двух пологих сфер. Тонкая вязь по кругу и крупный светящийся камень в центре говорили о высоком предназначении украшения.

– Лейя выманила у деда рунз – знак старейшины, – пояснил мне супруг. Я огляделась и  увидела у каждого старейшины точно такой же медальон. – Интересно, что затеяли эти двое? – выдохнул Лей и осекся.

Мойн строго посмотрел на нас. Я снова перевела взгляд на сидевшую рядом Лейю. Она гордо держалась и сидела с прямой спиной, положив одну руку на правую голову Бранжи. Правда, ноги болтались, не доставая до пола.

– Мы собрались здесь, чтобы одобрить церемонию князя. – Снова заговорил Мойн.

Послышались возбужденные голоса, требующие пригласить на заседание совета Нинью.

– Княгиня Нинья находится за городом, – отмахнулся Мойн. Снова все начали наперебой рассуждать, нужна ли княгиня на заседании или нет. Лей хранил молчание. И мы с Лейей, как случайные зрители, наблюдали, словно со стороны, как несколько посторонних выносят вердикт о нашем с Леем будущем. Пятеро важных сановников пытались убедить друг друга в невозможности принятия положительного решения. Тучный старик, самый крупный из увиденных мною стреттов, просил больше времени во всем разобраться, а другой, маленький и юркий, с бегающими глазками, настаивал на раздельных спальнях. Третий, с большой приплюснутой головой, разразился пространной речью, понятной только ему самому. Четвертый требовал присутствия Ниньи, а пятый – вывести меня и Лейю из Круглого зала.

Лей мрачнел, такие заседания могли продолжаться бесконечно.

– Старейшины сделают все по-моему, но не сразу – усмехнулся он перед началом слушаний. – Есть несколько способов заставить их принять выгодное мне решение. Только нужно время, а вот его у нас почти не осталось.

Звонкий голос Лейи прервал перепалку:

– Фра! – обратилась она к отцу. – Как правильно называется стретт, который защищает семью в Совете или в суде?

– Базивс, Лейя, – сухо уточнил князь.

– Я пришла сюда, как защитник семьи, – торжественно заявила Лейя. Старейшины замерли на полуслове, в недоумении разглядывая маленькую княжну, словно видели ее впервые, но перебивать не посмели. – Вы должны выслушать базивса Кхрато-аннов!

– Кто тебя уполномочил, дитя? – ласково уточнил стретт с большой головой и внимательно посмотрел на девочку.

– Фра Мойн дал мне все полномочия, – серьезно заявила Лейя и показала старейшинам ренз, до этого не одно десятилетие болтавшийся на шее Мойна.

– Слушаем тебя, только излагай покороче, – кивнул тот, что требовал поселить нас с мужем в разные спальни.

Лейя мотнула головой, словно подтверждая, что будет немногословна.



Виктория Волкова

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться