Одна из двух

Размер шрифта: - +

Глава 17

Цита

 

Шаррум медленно летел над Стратту-арре, лениво хлопая крыльями, словно не ощущая тяжелой ноши. Мы с Леем, тесно прижавшись друг к другу, зачарованно смотрели вниз. Вернее смотрела я, а муж рассказывал.

– Видишь, вдали виднеется океан. – Лей показал на чуть заметную полоску, сливавшуюся с небом. – На планете всего один материк. От берега и до плато Архонта находится Стратту-арре, княжество стреттов, дальше в долине смерти живут люди, фрагганны разместились в пустыне. Знаешь, кто такие фрагганны, Цита? – вкрадчиво поинтересовался Лей.

– Видела их пару раз при дворе, – поморщилась я. – Жуткие существа. У них еще панцирь  вместо грудной клетки, сросшийся с шеей.

– Все правильно! – подтвердил Лей радостно. – И копыто вместо пятки. Они, конечно, обладают переменчивым характером и могут обидеться из-за пустяка, а потом напасть, но стретты научились управлять этими дикарями. А твои соплеменники вообще не церемонились: вышибли фрагганов с насиженных земель, а на месте их поселений основали Страанчаазе. Король Вианден даже поделать ничего не смог. Люди превосходят их в развитии.

– А там острова? – я указала на водную гладь, где виднелись небольшие островки суши.

– Да, там проходит гряда, а за ней начинается зона, закрытая для мореплавания.

– Почему? – поинтересовалась я.

– Так договорились наши предки. Мальчишкой я летал туда на Шарруме. А корабли и паланкины гибнут в запретных водах. Сверху кажется обычный океан, но жителям суши туда путь заказан. В священных книгах описаны мифические животные – рунгатты. Они живут под водой с незапамятных времен. Вроде, Наягна сперва создала их, а потом сотворила более совершенных стреттов.

– И примитивных фрагганов? – уточнила я, улыбаясь.

– Да, – засмеялся муж. – А еще допустила пришельцев на нашу планету. Но впервые в жизни я даже рад этому. – Лей поцеловал меня в щеку и сказал серьезно: – Хватит любоваться просторами Стратту-арре и рассказывать друг другу байки, нужно научить тебя делать каэры.– Вот, посмотри. – Муж провел рукой перед собой. Мелкие частицы воздуха превратились в серебряные капли и, будто приклеиваясь друг к другу, образовали поверхность с ячейками. Повинуясь магической силе, исходящей от руки князя, затейливая конструкция начала сворачиваться в тугой свиток. Тут и там в мелких ячейках начали появляться желтые огоньки. Не пришло и нескольких секунд, как из огненного свертка полились раскаленные оранжевые капли. Пошел огненный дождь.

– Теперь ты, – нетерпеливо заявил Лей и повернул мою ладошку к небу. – Повторяй за мной заклинания. – Гау-танг-шарз!

Я послушно произнесла магические слова, вытянув вперед руку с повернутой вверх ладонью. И о чудо, моя ладонь притянула к себе частички трезарианского воздуха, из которого вычленились более плотные частицы. Я заворожено смотрела, как на моей руке образуется каэра. Серебряная поверхность увеличилась, а затем под тяжестью капель свернулась в рулон.

–Что дальше, Цита? – напомнил мой строгий учитель.

Я будто очнулась, снова зашептав  магические скороговорки. Видимо, произносила  правильно, раз Лей кивал, не перебивая. Но ничего не получилось. Ни огонька не вспыхнуло в ячейках между каплями. Наоборот, капли внезапно начали увеличиваться в размерах, а потом ливнем пролились вниз.

 

 

Лей

 

Тонкая ткань шатра надувалась и трепетала на ветру будто паруса. Мы сидели с Цитой на берегу океана и наблюдали за тем, как три светила постепенно закатываются за линию горизонта. Чуть различимыми точками вдалеке маячили мои крессанги. Ленивый и спокойный день подходил к концу. Еще пара часов до наступления сумерек. А там Шаррум доставит нас в замок Стратту-арре, и наша жизнь снова войдет в череду бесконечных заседаний и бессмысленных церемоний. Мне хотелось остановить время, побыть еще немного на берегу вместе с ненаглядной женой, чувствовать ее дыхание на своей щеке, ощущать прикосновение рук.

– Сыграй мне что-нибудь, – попросил я, не разжимая объятий. Жена потянулась за лютней, тихонечко перебрала струны, выжав из старого инструмента жалостливые звуки, и запела на трезарианском. Ее голос нежный и звонкий разносился по пляжу:

 

Смежая веки, вижу я острей.

Открыв глаза, гляжу, не замечая,

Но светел темный взгляд моих очей,

Когда во сне к тебе их обращаю.

Я улыбнулся, тот час же узнав слова. Даже вспомнил того, кто их сочинил, поэтому второй куплет пришел на память сам, и я решительно присоединился к пению:

И если так светла ночная тень –

Твоей неясной тени отраженье,

То как велик твой свет в лучистый день,

Насколько явь светлее сновиденья!

Третий куплет выводили мы вместе, голос любимой чуть заглушал мой, но все равно получилось красиво. Просунув руку под тонкую камизу жены, я огладил упругую грудь и услышал удивленный голос Циты.

– А я и не догадывалась, что ты знаешь Шекспира.



Виктория Волкова

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться