Одна из двух

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Цита

 

 

– О чем грустит моя жена? – поинтересовался Лей, нежно обхватив руками мое лицо.

Черные зрачки будто обожгли пронизывающим взглядом. Муж прочел мои мысли. И выругался.

 – Наягна дери, Цита! Хватит вспоминать о прошлом! Или ты хочешь что-то изменить? – Голос Лея стал напряженным и резким.

– У меня есть дети, – прошептала я чуть слышно. – Я думаю о них.

– Ну и что? Муж тоже был, но это не помешало какому-то бандиту выкинуть тебя на плато! – Голос Лея сорвался на крик.

– Мой муж…

– Ничего не желаю о нем слышать! – порывисто бросил князь.

– Лей, я поняла, почему муж не ищет меня! – закричала я. Я хотела рассказать ему, что вспомнила.

Но князь вспылил:

– У тебя один муж, Цита! И это я! Не желаю больше слышать о Республике. И чем, скажи, ваши женщины отличаются от рабынь, если их так же покупают и продают на рынке?

– Но, – я попыталась возразить. – Такие обычаи…

Лицо Лея стало каменным, а глаза могли запросто испепелить.

– Зачем обсуждать твое прошлое? Какой в этом толк, если ты живешь в Стратту- арре, и никогда не вернешься в Трезариан? Я запрещаю тебе даже думать о жизни у трезов! – Муж резко поднялся и быстро вышел из кабинета.

А я, уткнувшись в подушку, расплакалась. Слезы душили меня от обиды. Я беспокоилась о своих детях. Кто заботится о них? Но Лей отказывался меня понимать, да еще обижался. Прошел час, другой. Мне казалось, что он мог бы уже остыть и вернуться. Но мой муж куда-то запропастился. Только поздней ночью, когда я спала, он вошел в спальню и лег рядом.

– Где ты был? – сквозь сон спросила я.

– Бил лиуров на плато Архонта, – зло ответил муж. – Три прайда.

– Есть жертвы? – испугалась я.

– Да, эти твари напали на деревню, – пробурчал Лей. И, увидев мои испуганные глаза, успокоил. – Много пострадавших, но всех удалось отбить.

У меня перед глазами побежали картинки. Сверкающее плато Архонта, лиуры, избитые канрецумом, и даже Нурн, лежащий на дорожке. Я вздрогнула.

– Не бойся. Ты в безопасности. Не думай об этом, я запрещаю, – громко прошептал Лей, обнимая меня.

– Ты собираешься контролировать мои мысли? – фыркнула я и повернулась к мужу спиной.

– Цита, – муж придвинулся ко мне и прошептал на ухо. – Умоляю тебя, думай о будущем, а не о прошлом. – Руки Лея легли на еще плоский живот.

Я освободилась от его объятий, села на кровати и заявила гневно:

– Лиур прятался под вот этой самой кроватью! И никто не пришел на помощь. А если в следующий раз…– я осеклась от нахлынувших слез.

– Следующего раза не будет. Нурн погиб. Лиуры – его рук дело. Добьем оставшихся и избавимся от этой гадости. Перестань беспокоиться. Я разрешил тебе держать канрецум в спальне. – Лей кивнул на серебристые ветки, расставленные в низких плоских вазах. Мне нравилось. Красиво получилось.

– Я бы очень хотел объявить всем, какая у меня жена, – сокрушался муж. – А приходится таиться. Даже вчера награждали тебя за заслуги перед княжеством тайно, а мне противно, Цита! Хочу гордиться тобой, хочу вместе с тобой стоять на лестнице Кхрато– аннов и принимать граждан. Хочу всем публично заявить, что ты моя! Только моя!

Муж привлек меня к себе и начал целовать медленно и нежно.

 Много позже, когда Лей заснул, я вспомнила о церемонии награждения. За то, что сама отбила атаку лиуров и спасла князя и всю семью, мне полагался орден. В зале заседаний, куда меня вызвали через пару дней, Тиор, худой и сутулый старик, тот самый, что требовал пригласить Нинью, вручил мне орден Роа: золотой диск с искусно вырезанным профилем Лея. Но по законам княжества, эту, самую высшую награду вручают только военным, штатским лицам, а тем более иностранцам, она не положена. Тиор и Альяр днем раньше заявили, что решили отклонить указание Лея.

Муж пришел в бешенство, но сдержался и, осадив злобных старцев, начал издалека:

– Та самоотверженность, с которой моя жена сражалась с лиурами, редкость.

Старейшины закивали, соглашаясь с князем.

– Мало какой военачальник проявит мужество, встретившись с врагом один на один.

И снова его слова старцы встретили согласием. Я понимала, они готовы согласиться с любыми словами своего тайэна, но будут стоять на букве закона. Я смотрела на мужа во все глаза, не подозревая даже, что он задумал. Лей откашлялся и продолжил:

– Раз ни у кого из присутствующих нет сомнений в героизме Циты, я назначаю ее генералом армии!



Виктория Волкова

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться