Одна из миллиона

Размер шрифта: - +

Глава 10. Карибы отменяются

Полина

Полина пробилась сквозь разгорячённую толпу, миновала извилистый коридор с целующимися парочками, поднялась по крутой лестнице и выскочила на воздух. Чёрная улица блестела мокрым стеклом и камнем, тонкий каблук едва не подвернулся на скользком асфальте. За спиной, в распахнутом зеве, плескалась музыка и яркий свет. Могучий охранник прикрыл дверь, звуки стихли.

- Да, милый! – ответила Полина на вызов. – Мы с Синтией отправились потанцевать в клуб, надо было выбраться наружу, а то там такой грохот. Извини, что заставила ждать.

- Ничего. Как ты?

Полина прикинула, что у Глеба сейчас разгар рабочего дня. Вот он и позвонил любимой путешественнице. «Соскучился, - поняла она. – Тоскует, бедняга».

- У меня всё хорошо. Если, конечно, забыть, что я, ворона, потеряла кольцо. Глеб, как жаль, что тебя здесь нет! Мы бы классно оторвались. Потанцевали бы вместе.

- Я работаю.

- Да, я знаю. Ты всегда работаешь.

- Когда возвращаешься?

- Слушай, Глебушка, я как раз хотела это обсудить. – Полина рассматривала браслет на запястье, он переливался в свете уличных огней. Её короткое серебряное платье на бретелях-ниточках тоже сверкало. – Тут Синтия и Дэйв предлагают после последнего дефиле рвануть на недельку на Карибы. У Дэйва там домик. Ты не против, милый? Отпустишь? Пожалуйста, пожалуйста!

- Я…

- Продержишься ещё немного без меня? Я так расстроилась из-за кольца… И как представлю, что сейчас надо возвращаться в наш пыльный, грязный город… Смог, копоть, выбросы…

- Что ж… Карибы в плане экологии, безусловно, привлекательнее.

- Меня накроет депрессия!

- Депрессия… - вздохнул Глеб. – Это, конечно, плохо.

- Так ты не против?

- Как я могу тебе запретить, Полина?

- Договорились. Я скину детали – маршрут, адрес, фото.

- Ладно.

Закончив разговор с женихом, Полина задумчиво провела ноготком по ребру смартфона.

- Что? – насмешливо улыбнулась Синтия. Она вышла следом и слышала весь разговор. - Карибы его не напугали?

- Нет… Всё это странно… Он как-то от меня отдалился.

- Это ты отдалилась, - усмехнулась Синтия. – На десять тысяч километров!

- Знаешь, я почему-то думала, что Глеб сразу же предложит купить мне другое кольцо. Ведь я так убивалась, так рыдала! А он не предложил. Что это значит? И сейчас… Хочешь на Карибы? Да ради Бога, милая, лети, скатертью дорога…

- А я тебе говорила! Наверное, наш красавчик с перфоратором уже кого-то себе нашёл. Пока ты мечешься по планете, как голодная дрозофила.

- Синтия, в общем…

- Что? – насторожилась подруга.

- Я с вами не еду!

- Ну, во-о-от! – расстроилась красавица-мулатка. – Опомнилась? Забеспокоилась? Произвела переоценку ценностей? Поняла, что нельзя пренебрегать бриллиантом?

- Чувствую, надо вернуться.

- Надо. Карибы никуда не денутся, а вот молодой, симпатичный и – что очень важно! - гетеросексуальный миллионер, запросто может раствориться на горизонте. 

 

Варвара

Наши «кофейные планёрки» становятся традицией. Сегодня было уже четвёртое совещание тет-а-тет. Надо ли говорить, что на работу я летела как на крыльях? Все вокруг казались такими милыми, даже тётенька-бегемот, придавившая меня в маршрутке на крутом вираже.

- У вас приятные духи, - сказала я ей, возвращая на место плечевой сустав и коленную чашечку.

Потом я сидела в кабинете напротив босса с планшетом и блокнотом, записывала задания, делала пометки и упивалась тем, насколько хорошо мы понимаем друг друга.

- Контракт с немцами подписан. Ура. Варвара, вы им очень понравились. Они сказали, что вы шустрая. А ещё интересовались, не носите ли вы цветные линзы. Ваши голубые глаза не давали им покоя, - сообщил босс, не отрывая взгляд от экрана ноутбука.

«Ах, Глеб Николаевич, как жаль, что вам цвет моих глаз абсолютно по барабану!» - мысленно прокричала я и тут же сама себе удивилась. Четвёртый день сижу в приёмной, а уже хочется комплиментов.

Размечталась! Шеф вот-вот женится, у него невеста!

- Как я и обещал, вы получите бонус за этот контракт. Вчера вам пришлось побегать вокруг гостей.

- Спасибо, я очень рада, - смущённо улыбнулась я.

- Тяжело с ипотекой? Как вы справляетесь? – Глеб Николаевич, наконец, оторвался от монитора и внимательно посмотрел на меня.

- Всё нормально, - заверила я.

А в обед мы ели пиццу! Вдвоём! Уи-и-и-и!

Глеб Николаевич вышел из кабинета и положил на мой стол прямоугольник банковской карты:

- Варвара, на обед закажите нам что-нибудь поесть. Но у меня будет от силы двадцать минут. Не дайте умереть с голоду человеку, который платит вам зарплату.

Конечно, я спасла милого шефа. Курьер привёз две горячих пиццы, и мы ненадолго закрыли приёмную на ключ. Надо сказать, это была самая вкусная пицца в моей жизни, никогда ещё такую не ела. Наверное, туда был добавлен какой-то особый ингредиент. Или есть особая магия в том, чтобы сосредоточенно жевать кружочки салями и тянуть с теста волокна расплавленного сыра в компании моего чудесного босса. В приятном обществе и килограмм древесных опилок слопаешь с удовольствием.

- А сегодня есть танцы?

- Угу, - промычала я. Рот был залеплен сыром.

- Если что, я подвезу.

А вчера танцев не было, но босс тоже меня подвёз. И когда мы выезжали со стоянки, я заметила поодаль, на краю парковки, ярко-синий спорткар Никиты.

Ох! Что мне делать с этим бедолагой?

Мне очень жаль парня, у него серьёзные проблемы со здоровьем, но… Позавчера, когда он подкараулил меня у фитнес-центра с фантастическим букетом, он утверждал, что потерял голову. Нет, я в это не верю, всё это всего лишь слова. Просто я для него неведомая зверушка – работающая девушка, самостоятельная, да ещё и с кредитом. Вот и заинтересовался юноша незнакомым существом.



Маргарита Воронцова

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться