Одна Особенная Ночь

Глава 1

Я задержалась после боевки, а теперь опрометью неслась в главный зал. Примерно догадывалась, зачем проректор Анариса Фрикс  решила собрать всех преподавателей и адептов Тринарской магической академии. Через месяц наступит ночь новозимья, а предыдущего ректора уволили неделю назад из-за связи с адепткой, и теперь его место пустовало. В любом случае, лорд Марьян поступил благородно, отказавшись от должности и женившись на Милке Сантик после того, как их застали за отнюдь не целомудренным занятием. Моя подруга Триша Нокс уверяла, что Милка вытворяла своим ртом такие выкрутасы, после которых у лорда Марьяна просто не осталось выбора. Фрр, как можно! Как можно ради корысти или еще какой-либо цели переспать с мужчиной?! Конечно, я не верила в розовых единорогов и в то, что все мужья и жены любят друг друга, но так хотелось. В книгах весьма красочно описывают любовь: ее сердце замирает, его - бешено колотится в груди, а потом они сливаются в страстном поцелуе... Бе! В Тринарскую магическую академию я как раз и поступила для того, чтобы меньше думать о глупостях, присущих всем молоденьким благородным девицам, сидящим до замужества дома.

Меня обручили еще в детстве, но имя жениха до моего двадцатилетия хранилось в строжайшем секрете. В брачном договоре имелся пункт: если мы с нареченным искренне и взаимно полюбим кого-либо другого за время до свадьбы или же я лишусь невинности, то помолвка мгновенно расторгается без ущерба для обеих сторон. Конечно, мне было любопытно кто он, но все попытки узнать правду или взломать отцовский родовой сейф с треском провалились. В итоге смирилась и полностью погрузилась в учебу, ожидая своего двадцатилетия.

Учиться в Тринарской оказалось до жути интересно. Я еще и на факультет боевых магов попала, чем чуть не довела отца до инфаркта. Папа добрый, но слабый маг. Свой дар я унаследовала от мамы, которая также закончила факультет боевиков. Она погибла девять лет назад в ночь новозимья во время нападения стаи оборотней, в которых вселились духи. Мама спасла соседей, но не спаслась сама. Брату к тому времени исполнилось уже двадцать пять, и он успешно строил карьеру придворного мага, а вот десятилетняя я осталась одна с убитым горем отцом на руках. Мама всегда главенствовала в нашей семье, и теперь эта роль перешла ко мне. Спасибо Сэмуэлю за то, что мы с папой не голодали. Правда самой пришлось в срочном порядке осваивать домоводство и вести дела. С трудом, но удалось спасти наше небольшое состояние от непонятно откуда взявшихся кредиторов. Было важно, чтобы отец считался способным обеспечить несовершеннолетней мне приемлемый уровень жизни, иначе меня бы отдали под опеку влиятельных родственников со стороны мамы. Розария, в девичестве Райтон, принадлежала к древнему роду: очень богатому и могущественному. Красивая, сильная, магически одаренная леди... Если честно не понимала, как она вообще вышла замуж за папу - ничем не примечательного, слабо одаренного, мягкого, но вместе с тем необычайно заботливого. Наверно это и есть любовь.

Пока размышляла о собственной жизни, не забывала все же перепрыгивать через ступеньки лестницы. Скорее, скорее! Часы на прозрачной стене в главном коридоре безжалостно отсчитывали минуты. Мама! Не заметила на полу огромную лужу, которую опять наплакала призрак умершей девственницы Артол. Ноги разъехались на скользком паркете, и я бы позорно ткнулась носом в пол, если бы не внезапный резкий рывок. Впечаталась спиной во что-то твердое и замерла, опьяненная умопомрачительным сочетанием грейпфрута и кедра... Ммм... Прикрыла глаза, позволив себе еще пару секунд понаслаждаться запахом и возникшей ситуацией. От моего неожиданного спасителя веяло какой-то надежностью, твердостью, силой. Аура настоящего мужчины, перед которым трепещут все женщины... Что? Что я несу, пусть даже и в своей голове?!

- Вы пахнете клубникой, - установившуюся тишину внезапно нарушил смутно знакомый мужской голос, и все очарование момента вмиг рассеялось.

Передернула плечами и круто развернулась на месте, а потом с трудом заставила себя позорно не сбежать. Могла поспорить, у меня сейчас было такое же потрясенное выражение лица, как и у лорда Овероя. Лучший друг моего брата, маг из древнего рода и прочее-прочее смог вернуть себе маску невозмутимости намного быстрее, чем это сделала я. Опыт чтоб его!

- Леди Мааайтон, - с издевательской ухмылкой протянул мужчина и без стеснения начал меня рассматривать.

А посмотреть было на что. Шикарные густые волосы темно-каштанового цвета, отливающие медью при солнечном свете, темно-карие глаза в обрамлении длинных  черных ресниц, пухлые губы, маленький аккуратный носик, внушительная грудь и тонкая талия. Мне даже показалось, как лорд Оверой скосил глазами, чтобы рассмотреть мою попу, хотя может и правда показалось. В последний раз он видел меня пять лет назад перед поступлением в Тринарскую. В четырнадцать я в отличие от сверстниц не имела ни груди, ни попы, ни соблазнительной округлости бедер. Худая до костей, задиристая и готовая дать отпор любому. Бяка (а именно так называла про себя Беккета Овероя) снисходительно посоветовал мне тогда есть как можно больше капусты и хлебных корок. Я поняла, к чему он сказал это, и в тот момент мечтала убить его, особенно когда стоявшая рядом с ним и братом фигуристая напомаженная девица противно захихикала. И вот теперь к девятнадцати годам я расцвета и явно похорошела судя по тому, как стремительно расширился черный зрачок бледно-голубых пронзительных глаз.

- А ты изменилась! - подытожил свой бесцеремонный осмотр Бяка, тогда как я еще не успела толком его рассмотреть. Раньше Беккет Оверой казался мне высоченным, а теперь я стала ему чуть выше плеча - выросла. Непонятного цвета волосы (то ли соломенного, то ли грязно-белого), высокий лоб, длинный нос, легкая щетина на подбородке и шикарное телосложение. С последним, увы, не поспоришь. Я видела много красивых мужчин и юношей в Тринарской, но в облике Бяки сразу выделялось такое мужское, притягательное, властное, что ноги моментально подгибались в коленях, и хотелось... хотелось...



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться