Одна Особенная Ночь

Глава 9

Я растерялась. Казалось, через каких-то два с половиной месяца в первый день весны стану совершеннолетней девушкой и взрослым магом, а значит уже сейчас смогу справиться с любой ситуацией, но жизнь порой раскрывает нам глаза слишком жестоким способом. Смотрела на отца и от ужаса замерла на месте. Лишь мозг лихорадочно выдавал информацию о том, что повешение - это воздействие на область дыхательных путей каким-либо механическим предметом, которое с помощью силы притяжения вызывает удушение. Необходимо в течение первых четырех минут оказать помощь, иначе летальный исход предрешен. Эффективность действий во многом зависит от того, где расположена петля: под гортанью (смерть наступает медленнее) или же выше (смерть наступает очень быстро, если не мгновенно). Лекцию помнила досконально, но в жизни все не так, как в учебнике или же на практическом занятии. Когда подобное случилось с отцом, я оказалась не готова.

Неожиданно в спину ударил ветер, а затем на моих глазах брошенное заклинание мгновенно перерезало веревку. Чья-то магия тут же аккуратно слевитировала  на пол папино тело. Чуть не упала, когда мимо меня пронеслась фигура в плаще и опустилась на корточки. С трудом и то по волосам узнала лорда Овероя. Его появление стало тем толчком, который вывел из полного ступора. Я ожила и бросилась на помощь. Между тем ректор положил тело отца на спину, чуть запрокинул его голову назад и слегка выдвинул нижнюю челюсть вперед. Действия Беккета Овероя были уверенными, четкими, выверенными. Он приоткрыл папе рот, и я поняла зачем: оценить положение языка. Пропустила момент, когда ректор проверил сердцебиение и прощупал пульс. Все делалось буквально за доли секунды. Он не теряя времени начал делать отцу непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Одно вдувание воздуха - пятнадцать резких нажатий на грудную клетку. Вот оно правильное применение теории на практике. Чуть не заплакала, когда Беккет Оверой едва ощутимо выдохнул, услышав наконец сердцебиение папы. Ректор тут же поднял голову и  строгим голосом обратился он ко мне.

- Лисандра, у нас не более двух минут. Я приведу лекаря, а ты останешься с отцом. Тебе придется поделиться с ним своей жизненной энергией. Знаешь, как подсоединяться к потокам?

Неуверенно кивнула. Адепты проходили это лишь на пятом курсе, и то не у каждого получалось даже с десятого раза. Передача жизненной энергии - сложный процесс, который отнимает много сил. После него восстанавливаешься далеко не сразу, к тому же всегда есть вероятность понизить свой резерв на всю жизнь или же вовсе умереть, если вовремя не остановиться.

- Отлично, - между тем руки ректора расположили мои ладони прямо над неуверенно бьющимся сердцем отца. - Держи вот так. Закрой глаза и сосредоточься. Видишь синие нити?

- Да.

- А теперь представь текущую по ним энергию.

Сделала, как сказал Беккет Оверой, впервые пробуя на практике то, к чему редко и неохотно прибегали маги.

- Умница. Поток сейчас зеленый. Оставь его таким. Постарайся не переусердствовать. Если цвет сменится на красный, обрывай связь. Ты поняла, Лисандра?

- Да.

- У тебя все получится. Держись.

Скорее почувствовала, чем услышала, как ректор стремительно открыл портал и исчез. Только бы справиться и не подвести отца. Папочка знай, я не дам тебе умереть!

Время тянулось мучительно медленно. Жизненная энергия равномерно вытекала из меня, и я с трудом удерживалась от того, чтобы не усилить поток. Это оказалось больно. Кончики пальцев будто кололи тонкими иглами, а внутри чувствовалось какое-то опустошение. Звук открывшегося портала позволил продержаться еще чуть-чуть и не упасть в обморок. Я уже не могла стоять на коленях, так как тело сковала слабость. Перед глазами все плыло, и не сразу поняла, что меня бережно оттащили от тела папы и куда-то понесли. Завозилась, но знакомый строгий голос повелительно скомандовал:

- Замри!

И я замерла от неожиданности и наглости приказа. Постепенно смогла сосредоточить свой взгляд на гладко выбритом подбородке, а потом и на всем лице нессшего меня мужчины. Беккет Оверой выглядел серьезным. Настолько, что не решилась спросить, куда он собственно направляется, хотя это было неважно. Все сейчас потеряло для меня значение, все кроме одного.

- Мне нужно к папе. Я могу помочь. Во мне еще осталась жизненная энергия, много. Лорд Оверой, пожалуйста...

- Помолчи, лисица, - устало произнес ректор. - С твоим отцом все будет в порядке. Я привел одного из лучших лекарей. А вот тебе сейчас нужно отдохнуть. Не мешай взрослым решать проблемы.

Вспыхнула от негодования, но промолчала. Увидев, что я не собираюсь отвечать, Беккет Оверой как-то тяжело вздохнул и магией открыл дверь в мою комнату. Откуда? Откуда он знает, где она расположена? Этот вопрос мелькнул на грани сознания. Слабость взяла свое, и мои глаза начали медленно закрываться. Я всеми силами пыталась выбраться из полуобморочного состояния, но не получалось. Стоило голове оказаться на мягкой подушке, как сон полностью завладел всем телом, дав команду отдыхать. Стало значительно теплее. Похоже, Беккет Оверой накрыл меня сверху пледом. Надо же какой оказывается заботливый мужчина, а я ведь даже не сказала ему спасибо. С трудом чуть-чуть приоткрыла глаза и из-под полуопущенных ресниц осторожно посмотрела на лорда Овероя. Он выглядел обеспокоенным, хоть и пытался скрыть свои эмоции.

Бяка волнуется обо мне, по-настоящему волнуется! От этого неожиданного открытия сердце затопила всепоглощающая благодарность, но она быстро сменилась злостью. Ректор заметил лежащую рядом с моей подушкой игрушку. Этого розового единорога подарила мне мама, и я до сих пор хранила его, как самую величайшую драгоценность.



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться