Одна Особенная Ночь

Глава 28

До дома добралась быстро, не жалея денег на извозчика. Я очень соскучилась по папе и волновалась за него. Зарелла - наша старая добрая повариха обрадовалась мне и рассказала о том, что пару дней назад исчез Франц. Она очень расстроилась и успела заявить о его пропаже, но следователь убедил ее, что все в порядке. Уверена, здесь не обошлось без Триана Райтона. Оказалось больно поверить в предательство старого слуги, который был практически членом семьи, но в последнее время жизнь заставила пережить не один удар. С легким замиранием сердца поднялась в комнату отца. На стук в дверь никто не ответил, и опять вспомнилась картина в кабинете: болтающийся в петле папа. Дрожащей рукой надавила на ручку, и она легко поддалась. Какое облегчение! Отец сидел в кресле-качалке и смотрел в окно. Осунувшийся, похудевший, с перевязанной шеей, но такой родной, любимый, сломленный.

- Папа, это я, - аккуратно закрыла за собой дверь и встала напротив. - Как ты себя чувствуешь?

Урфус Майтон наконец оторвался от зрелища падающих на улице снежинок и обратил внимание на меня.

- Дочка, - голос слаб, но в глазах появилась знакомая теплота. Как же давно ее не видела, наверно в последний раз до смерти мамы. - Я думал, тебя уже не отпустят. Сэмуэль рассказал, что ты удостоилась чести состоять в семерке избранных боевиков. Поздравляю. Розария бы очень тобой гордилась.

- Я хотела тебя увидеть, - почувствовала подкрадывающиеся слезы и поспешно перевела взгляд на окно. - Мне... Я волновалась. Папа... Папа я очень сильно тебя люблю!

Наплевав на все, наклонилась и порывисто обняла его. В душе поселилась радость, когда руки отца обняли меня в ответ.

- Дочка, прости. Я не достоин быть твоим отцом. Ты... Не представляю, что ты пережила за все это время, - он гладил меня по голове и слезы уже вовсю бежали по моим щекам. Слезы облегчения. - Ты такая же сильная как Розария, вся в нее, а я полное ничтожество!

- Не говори так! Ты самый лучший и добрый отец на свете!

- Девять лет, Лиси, девять лет я просто существовал, а ты заботилась обо мне. Я... Это я должен был разбираться с кредиторами, заниматься хозяйством, вести дела. Лорд Оверой прав, мне пора возвращаться к жизни и брать все в свои руки.

- Лорд Оверой? - от удивления даже перестала плакать. - Он был здесь?

- Да, - кивнул папа и разволновался, заметив слезы на моих глазах. - Лорд Беккет периодически навещал меня. Мы много разговаривали о жизни, о будущем, о тебе. Он сказал, ты очень талантливый боевой маг. Я горжусь тобой и рад, что представитель семьи Майтон вошла в семерку избранных.

Папа продолжал говорить, периодически извиняясь, о пропаже Франца, о чудесной лекарке леди Олдом, о приближении новозимья и успехах Сэма, но я не слышала. Зачем Беккету Оверою все это? Зачем тратить время на моего отца? Я вспомнила наш разговор в аудитории зельеварения, суровую правду, которую знала в душе, но всегда отрицала. В конце-концов, у всех бывают моменты, когда ты сломлен, чувствуешь полное одиночество и теряешь желание жить, только существовать. Теперь же это не важно. Я справлялась на протяжении девяти лет, стала самостоятельной, сильной, научилась принимать непростые решения. В сердце против воли появилась надежда, что не только из-за обычной похоти и дружбы с Сэмом лорд Оверой принял участие в судьбе папы. Мне хотелось верить, что причиной была я. Или опять ошибаюсь. Жизнь многому научила меня, но не тому, как понимать мужчин. Я запуталась, лишь знала: мои чувства к Бяке не просто прихоть или блажь, они настоящие. Возможно влюбленность пройдет после назначения на пост нового ректора, а возможно перерастет в любовь, но я не поддамся.

Следующий час провела с папой, а потом убежала на кухню готовить яблочный пирог по рецепту из академии. Зарелла пыталась возразить, что леди бы уже пора вести себя как леди, но я не обращала на нее внимания и лишь улыбалась. Отец постепенно возвращался к жизни, становился прежним, а о большем и не мечтала. Сейчас отрешилась от всех забот и из адептки факультета боевиков, превратилась в обычную дочь. Служанка уже смотрела с улыбкой, когда я доставала из печи готовый пирог. Аромат выпечки разнесся по кухне, и в животе предательски заурчало.

- Ай-яй-яй, а я ведь Вас и не покормила. Небось голодом с самого утра.

- Все чудесно, Зарелла, а жизнь прекрасна, - крутанулась на месте и, подхватив поднос с чаем и пирогом, направилась в папину комнату.

Какого же было мое удивление, когда застала там Сэма с Сереной Олдом. Брат хоть и не ожидал увидеть меня, но обрадовался, а вот его спутница похоже не разделяла эти чувства. Нет, леди Олдом держалась дружелюбно и похвалила мое кулинарное мастерство, но я успела заметить в ее глазах мелькнувшее недовольство. Так обычно смотрят на досадную помеху, пыль под ногами. Пока она разливала чай и общалась с мужчинами, невольно вспомнился рассказ тети и сегодняшние слова дедушки. Лилия Райтон говорила, что ее муж умер в новозимье, спасая Серену Олдом. Если Энтони Хамфри действительно любил свою жену, то его бывшая любовница могла сделать только одно: загадать желание. Ведь этот факт установлен, правда избранной счастливицей доброго духа называли почему-то тетю, а ей я верю. Исходя из слов дедушки, плата за желание - смерть того, кого любишь. Но в результате событий прошлых лет умер еще не родившийся ребенок. Мать должна любить дитя от любимого мужчины. Тогда все становится понятным. Серена Олдом мечтала заполучить Энтони Хамфри, но как известно, у всего есть подводные камни, даже у наших самых заветных желаний. Может быть путано, но для меня многое прояснилось.  Если бы сейчас не этот ее взгляд, который скрывает настоящие чувства, то такая мысль вряд ли пришла бы мне в голову.



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться