Одна Особенная Ночь

Глава 29

- Верните меня в мою комнату! - резко развернулась к нагло ухмыляющемуся лорду Оверою. - Или озвучьте наказание, чтобы я не мучалась.

- Наказание..., - с придыханием произнес Бяка, и сердце ухнуло куда-то вниз живота. - Какое сладкое слово.

Издевается. Снова.

- Вы же были в королевском дворце! Что местные леди уже не удовлетворяют Ваши аппетиты? - постаралась сохранить крупицы самообладания, но поздняя ночь, нервное напряжение и волнение сыграли со мной злую шутку.

- Лисандра-Лисандра, тебе так не дает покоя то, чем я занимаюсь во дворце? - он подходит ближе и по старой доброй традиции берет мой подбородок в плен, заставляя смотреть глаза в глаза. - Маленькая лисичка оказывается очень даже ревнивая.

- Я не имею на Вас прав, а значит не могу ревновать, - вырвалась из хватки ректора и отошла на пару шагов, осматриваясь.

В спальне горел камин, а на маленьком столике у кресла лежал... да-да лежал кусок яблочного пирога.

- Правильно думаешь, - проследив за моим взглядом, произнес Бяка, - Сэм не удержался и когда я попросил назвать имя чудо-повара, он признался.

"Предатель!", - обругала  про себя брата, но вслух промолчала.

- Поэтому я бросил всех и вся и примчался в академию зная, что ты не отступишься. Присядем? - и наглый Бяка расположился прямо на ковре, уперевшись спиной в кресло и при этом с удовольствием вытянув ноги. - Я жду!

Не просьба, нет, приказ. Скрипя зубами подчинилась и устроилась как можно дальше от ректора.

- Ближе, я тебя не съем.

- Лишь понадкусываю , - тихо буркнула под нос, но он услышал и улыбнулся.

Вся эта ситуация, все происходящее сейчас не укладывалось в моей голове.

- Чаю?

Это в четыре утра?

Недоумение видимо столь явно отразилось на моем лице, что Бяка лишь кивнул и рядом с нами из воздуха появился чайник с двумя чашками.

- Позволь, я поухаживаю за тобой.

Чуть ли не с открытым ртом наблюдала, как третий по силе маг королевства ранним утром в своей спальне наполняет для меня чашку вместо того, чтобы уже тащить в постель и говорить о том, как сильно хочет.

Между нами возникло молчание. Не удручающее или напряженное, а скорее уютное и выжидательное. Не стала отказываться и, когда Бяка отсалютовал своей белой фарфоровой чашкой, сделала глоток. Ммм, вкусно. Прикрыла глаза и отпила еще. Странно все это. Неожиданно и вместе с тем приятно. Горячая жидкость согревала изнутри и дарила необычное чувство тепла, а может дело в сидящем неподалеку мужчине? Ловила на себе взгляды ректора и смущалась. Такой он волновал меня намного сильнее, чем обычно.

Пас рукой и рядом со мной появилась вазочка с конфетами. Не стала отказывать себе в удовольствии. Молочный шоколад буквально таял во рту, а еще пачкал руки. С трудом удержалась от того, чтобы не облизать пальцы. Давно я не ела такого. Вру. Лишь однажды, когда мама была жива. Розария Майтон слыла той еще любительницей сладкого, но оно совсем не сказывалось на ее фигуре. Я слишком задумалась, глядя на танец языков пламени в камине, и совсем забыла, где нахожусь, а главное с кем.

- Расскажи, что ты делала в мужском общежитии? - голос Бяки вырвал меня из дорогих сердцу воспоминаний. - Когда я вернулся в академию и не обнаружил тебя ни в комнате, ни в душевых, ни в библиотеке, то подумал на худшее.

- На что именно?

- Что ты сейчас в постели какого-нибудь адепта или преподавателя.

- Плохо же Вы обо мне думаете! - очарование момента пропало, и поспешно вскочила на ноги.

Бяка поднялся следом и оказался рядом как-то неправильно быстро.

- Я уже давно не знаю, что мне думать, - словно завороженная смотрела в глаза лорда Овероя и тонула в водопаде скрытых ото всех эмоций и чувств. - Ты непредсказуема, порывиста. Чаще делаешь, а потом разбираешься с последствиями собственных решений.

- То есть Вы полагали, после Ваших слов о постели без обязательств я отдамся первому встречному? - попыталась отойти, но меня удержали. Мужские руки обвились словно змеи вокруг талии и крепко прижали к их обладателю.

- Я уже сказал, что не знаю. Со мной такое впервые лисица. Ты особенная. Другая. Мы знакомы давно, но... Не важно!

Бяка будто очнулся, а я даже забыла как дышать после услышанных откровений. Сердце начало биться быстрее и захотелось перестать возводить между нами преграды из собственного страха и приличий. Мои чувства грозились вырваться наружу, и поэтому решила рассказать правду о своем визите в комнату двух некромантов.

- Олмуд Таймран шантажировал Трисарию Нокс. Он забрал себе некоторые ее вещи, чтобы выставить на обозрение всей академии. Я их выкрала.

- Можно подробнее, - вот теперь Беккет Оверой хмурится и отпускает меня, садясь на прежнее место.

Уступаю и опускаюсь неподалеку, не зная куда деть руки. Почему-то хочется быть откровенной и ничего от него не скрывать. Я рассказываю о непростых отношениях между Тришей и Таймраном, о том, как этот некромант обращался с моей подругой, попытке двух дружков обоюдно изнасиловать ее и совсем не замечаю, что на глазах появляются слезы. Ректор неожиданно поднимается и садится рядом. С него спадает привычная маска наглого язвительного мага. Теперь он самый внимательный слушатель, которого можно только поискать. После того, как замолкаю, Бяка хмурится еще больше и выглядит задумчивым. Неожиданно его рука находит мою и крепко сжимает. Становится легче, легче плакать.



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться