Одна Особенная Ночь

Глава 39

Следующие два месяца пролетели незаметно. Приближался день моего рождения, а значит личность таинственного жениха наконец раскроется. Если раньше предвкушала этот момент, то теперь стало все равно. Больше я не жила, а только существовала. Когда после битвы в саду очнулась у лекарей, то искренне верила, что все наладится и не только у меня, а во всем королевстве, в мире. Добрые и злые духи обрели долгожданный покой. Следующее новозимье станет настоящим праздником, жители смогут без страха выходить на улицу, радоваться, наслаждаться особенной ночью. Они это заслужили.

В лекарском крыле королевского дворца меня продержали три дня. Приходили папа, Сэм, Тод, Триша, Риммус Лае, даже сам король. Не было лишь его... Беккета. Когда Атиур Вайф узнал о предательстве лорда Овероя, то приняв в расчет все заслуги, ограничился ссылкой в дальнее поместье, расположенное в небольшом городке Анвар. Это единственное имущество, которое оставили семье Овероев. Беккета лишили титула, состояния и всех привилегий. Он стал никем, когда не воспользовался шансом вернуть магию. Выбрал жизнь для меня и безрадостное существование для себя. Король мог бы поступить и хуже: заточить его в темницу, казнить, отправить в катакомбы, но не стал. Я все ждала, надеялась хотя бы на весточку от того, кого так сильно любила. Пока шли разбирательства Беккет оставался в Верее, и первым делом я попыталась встретиться с ним, приехав в столичный особняк. Меня не пустили. Просила помощи у Сэма, однако брат отказал и посоветовал отныне забыть о лорде Оверое. Я писала письма, но они оставались без ответа. Беккет не хотел меня видеть, и это убивало мое бедное сердце. Теперь по ночам я часто плакала в подушку. Учеба совсем не помогала отвлечься. Пусть блестяще сдала очередную сессию, но это не трогало, не вызывало чувств как раньше. Я ощущала себя бездушной куклой. Даже не могла толком порадоваться за Тришу с Тодом. Друзья наконец выяснили свои отношения и по окончанию Тринарской планировали пожениться. Теперь лорд и леди Нокс не были против этой свадьбы. За битву в новозимье Атиур Вайф подарил Тоду титул и особняк в центре столицы, а еще Мелански после  диплома получал должность хранителя в Замке Мрака. Пусть опасность со стороны духов перестала существовать, в королевстве по-прежнему обитали неупокоенные умертвия и кровожадная нечисть.

Всех участников заговора настигла суровая воля короля. Лартуса Таймрана казнили, Олмуда Таймрана и Виктора Суорта посадили в тюрьму, а для Риса его старший брат добился ссылки с лишением магического дара. Теперь Альфус Рот стал первым магом королевства. Он не принимал участия в заговоре, а во время сражения выполнял обязанности хранителя точки во дворце. Странно, но тем не менее все было так.

Об этом я узнала от Риммуса Лае. После новозимья его назначали ректором Тринарской магической академии. Сначала мы с Тодом занервничали, когда секретарь вызвала нас к нему, но в итоге вместо выговора и нравоучительных бесед поговорили как в старые добрые времена. Новый ректор выделял нас с Мелански, а еще Риммус Лае переживал за меня. Первые две недели после новозимья, когда встретиться с Беккетом не получилось, я волновалась, но понимала: у любимого большие проблемы. Нет, я не оправдывала поступок Беккета и стремление занять трон, однако из-за этого не перестала его любить. Сердцу ведь не прикажешь. А еще через две недели он написал мне, правда радость от письма быстро сменилась болью.

"...Лисандра, Сэм рассказал мне, что ты всеми способами ищешь встречи со мной. Не надо этого делать. Понимаю, я - твоя первая любовь, но с моей стороны нет чувств, лишь плотское влечение. Я говорил уже однажды о своем желании затащить тебя в постель. Оно осталось, но любовь... Не хочу обманывать, поэтому забудь. Забудь обо мне. Ты замечательная девушка и талантливый маг. У тебя большое сердце, а впереди ждет блестящее будущее, но для меня этого не достаточно. Будь счастлива и спасибо за все, что ты сделала...".

 Скупые бездушные слова вонзались в сердце словно стрелы. Уронила листок на пол и заплакала оседая рядом.

С этого момента мир утратил свои краски, стал черно-белым. Днем я держалась, а ночами не могла успокоиться. Хорошо что Триша теперь ночевала у Тода. Пусть подруга видела мое состояние, но не спрашивала, наверняка догадывалась, да и Мелански знал о моем отношении к Беккету.

Сердце болело. Время совсем не лечило его, да и не знала я, сколько дней или лет потребуется, чтобы забыть. А возможно и вовсе не получится. Несмотря на все поступки и слова Беккета, любовь к нему не умирала. Она противоестественно жила внутри меня и стала ядом, от которого было только одно противоядие - Беккет Оверой.

Триша советовала развлечься, сходить на свидание, а потом и вовсе обрадовалась, когда Альфус Рот начал в открытую за мной ухаживать и дарить дорогие подарки. Я все возвращала и отказывалась от встреч. Однокурсницы крутили пальцем у виска, не понимая как можно игнорировать такого мужчину - первого мага королевства. На удивление Риммус Лае меня поддержал. Мы с ним откровенно поговорили, и я весьма определенно выразила свое отношение к Альфусу Роту. С этого момента первому магу запретили появляться в академии. Сложившаяся ситуация сильно его злила, но Атиур Вайф благоволил нынешнему ректору, к которому проникся уважением будучи в роли декана некромантов.

Дни шли за днями, а недели неумолимо сменяли друг друга. Уже завтра мне исполнялось двадцать. Я до позднего вечера просидела в библиотеке, стараясь забыться в сокровищнице знаний. Триша с Тодом и другими одногруппниками отправились в город, чтобы весело отметить наступление весны. Я же не поддалась на их настойчивые уговоры и осталась в академии.



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться