Одна Особенная Ночь

Эпилог

Три с половиной года спустя...

Часы показывали десять вечера. Беккет еще не вернулся от короля, поэтому решила воспользоваться отсутствием мужа, чтобы проверить два оставшихся реферата второго курса. Вот уже полтора года как я занимала должность младшего преподавателя в Тринарской магической академии. Когда Амброуза Лагнара назначили деканом факультета боевой магии, Риммус Лае пришел ко мне с предложением. На тот момент я два года отработала по контракту в Замке Мрака. Перспективы, обрисованные ректором, впечатляли, и к тому же Беккет был рад. Любимый всегда волновался за меня. По его глазам видела, что он мечтает закрыть свою жену дома и никуда не отпускать, но все же мирился и тут такой подарок судьбы. В итоге я решила попробовать и, кажется, нашла свое призвание. В академии теория всегда легко мне давалась, а после работы в Замке Мрака с практикой тоже не оказалось никаких проблем. Теперь мы с Беккетом виделись каждый день, и все ночи принадлежали лишь нам двоим.

Наши чувства со временем только крепли. Конечно, были и ревность и ссоры и порой непонимание. Мы справлялись со всеми трудностями и стали ценить друг друга еще больше. В ночь новозимья, когда Беккет сделал мне предложение, мы заключили помолвку, а в первый день лета поженились. Белое сказочное платье, глаза моего мужчины, полные любви и огня... Я даже себе никогда не признавалась, что всегда мечтала об этом. После того, как мы обменялись кольцами и поцелуем,  Беккет произнес только для меня:

- Клянусь всегда любить тебя, лисенок, беречь и никогда не изменять.

- А как насчет никогда не издеваться? - спросила я, вспоминая подаренную неделю назад куклу феи в розовом платье, намекающую на ночь новозимья, когда Верея превратила меня в сказочное создание.

- Я не настолько идеален, - усмехнулся теперь уже муж и подавил мое возмущение  страстным поцелуем.

Хотя я тоже хороша. На первую годовщину торжественно вручила ему те жуткие ярко-оранжевые огромные панталоны с бесчисленным количеством бантиков и вульгарными красными кружевами, которые когда-то купила в лавке вместе с Тодом. Правда, у Беккета в отличие от Мелански при взгляде на них глаз не задергался, а меня в итоге наказали самым приятным из способов.

После свадьбы я переехала в фамильное поместье Овероев. С леди Фивеной у нас как ни странно установились довольно теплые отношения (может потому что она в последнее время много путешествовала и редко жила в столице?). Свекровь мечтала о внуках и это единственное, что ее во мне не устраивало. Мы с Беккетом не спешили с детьми. Хотелось насладиться друг другом.

Все изменилось, когда побывали в гостях у Мелански. Я держала на руках свою маленькую крестницу и оказалась очарована. Крохотные детские пальчики крепко сжимали мой указательный палец, а широкая улыбка и искренняя радость малышки пленяли не хуже приворотного зелья.

- Она прекрасна, - проворковала я, обращаясь к подошедшему мужу. Беккет с задумчивым видом посмотрел на меня, а потом улыбнулся. Теперь мы оба были готовы.

И вот после года и пары месяцев преподавания моя карьера прервалась самым приятным образом. Помню, как проснулась однажды ночью и поняла, что хочу немного сладкого, немного кислого и немного острого одновременно. Беккет спал, поэтому потихоньку выскользнула из его объятий и отправилась на кухню. После долгих поисков, наконец, нашла желаемое. Муж все же обнаружил мое отсутствие и видимо потерял. Когда он одновременно с леди Фивеной появился на пороге кухни, я уплетала наверно десятый или даже двенадцатый по счету мандарин, предварительно макая дольку в горчицу и чуть ли не урча от удовольствия. Надо было видеть лицо мужа! Его перекосило от такого деликатеса, а моя свекровь вдруг радостно вскрикнула и, сообщив, что рано утром пошлет за лекарем, умчалась к себе. Мы с Беккетом проводили ее недоуменными взглядами, и я с наслаждением доела последнюю дольку. Ммм...

Беременность протекала хорошо, а главное у меня не было никаких перепадов настроения. Любой удав умер бы от зависти, от зависти к моему спокойствию. Позже выяснилось, что такая реакция свойственная всем женщинам, носившим в себе будущих Овероев. Леди Фивена как-то разоткровенничалась, ведь во время беременности ее тоже тянуло на мандарины с горчицей. После нашего душевного разговора она окончательно приняла меня в семью.

Мне осталось проверить последний реферат, а спина уже во всю ныла. Отложила работу в сторону и, задумавшись, покрутила на пальце фамильное кольцо Овероев. Беккет все же раскрыл секрет артефакта. Оказалось, он не только защищал свою носительницу от воздействия чужой магии, но и пока избранница не была полностью готова к замужеству, проявлялся только для заинтересовавшихся ею мужчин, а после уже для всех. Представители семьи Оверой, как выяснилось, тоже его видели. Не снимался артефакт по одной простой причине - взаимной любви. Когда услышала о последнем свойстве, чуть не придушила Беккета. Он то все знал и молчал. Бяка!

Стоило вспомнить о муже, как дверь в гостиную открылась, являя перед мои очи довольного супруга с тапочками в руках. Ведь знал, что я опять сижу босиком. Гадство! Попыталась запротестовать и подняться с дивана, но огромный живот делал меня неповоротливой.

- Попалась, - сверкнув хитрыми глазами, произнес муж, облачая мои ноги в смешные, но теплые розовые тапочки с кроличьими ушами. Не забыл ведь о моих издевательствах  в академии. Ууу, мстительный мужчина!

- Нет, нет, нет, - слабо запротестовала, но неповоротливость и восьмой месяц беременности явно играли против меня.



Василина Цеханович

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться