Одна судьба

Размер шрифта: - +

Гл. - 11.1

ЧЕРНОВИК

Гл. - 11

Алекс проезжает мимо журналистов, что послушно ждут ее возле главного входа центра планирования семьи, материнства и детства. Ее лицо накрыто пледом, а тело замерло под неестественным углом на заднем сиденье автомобиля.

-Почему ты не позвонила нам?

Пропал из виду центр репродукции, современное здание больницы Саутмида, огромная стоянка возле него, фургоны и микроавтобусы телевизионщиков. Девушка не спешит подать голос, принять вертикальное положение. Пальцы Кросби дотрагиваются до пледа, слегка сдвигая его в сторону.

-Ты жива?

Алекс бы с удовольствием помолчала и не разговаривала еще целую вечность. За последние дни она наболтала на вечность вперед.

-Да, - Алекс откашливается, сбивая осиплость. - Не думала, что будет так хорошо. Тихо.

Стэн быстро оглядывается на нее и через мгновение вновь смотрит на дорогу. Девушка не выпускает его из виду. Она и не думает делать вид, что не пялится на него. Он привык к вниманию, только эта женщина смотрит на него как-то по-другому.

-Александра, - говорит она наконец. - Я так и не представилась.

-Стэн, Стэн Кросби, - он притрагивается к воображаемому козырьку. - Я к вашим услугам, мисс.

Этот жест, вкупе с английским акцентом и учтивостью вызывает в ней добрые ассоциации. Она в Великобритании почти месяц, а напоминает ей об этом только флаги и цены в магазинах. Никаких долларов - только фунты стерлинги! Ни единой звезды, все только полосы! Во всем остальном всё также.

-Вы очень любезны.

Она улыбается. Очень обаятельно - с ямочками на щеках и с бликами в темных глазах. Кажется, что она смеется. Стэн вновь отворачивается. Кажется, он понял Рафа, в чем причина его беспокойства - друг влюблен в эту очаровательную смешилку.

-А где Рафаэль?

Она садится между сидениями, но Стэн просит ее лечь обратно.

Дорога напичкана камерами. Если люди будут проверять записи, то лучше бы наше авто не привлекало внимание до конца поездки.

-Хорошо.

Девушка укладывается обратно, подкладывая под щеку капюшон куртки oversize. Стейси ненавидит этот стиль, но ради гостьи пошла на уступки.

-Так, где Раф?

-Он скоро присоединится к нам. Он и твой телохранитель...

-Сопровождающий, - хмыкает она, не выпуская из виду Кросби. - Его зовут Гуго.

Стэн качает головой. Много лет прошло с тех пор, а он так и не научился терпимости. Не все немцы мучают людей, но предубеждения у него все-таки остались.

-Не важно. Раф и Гуго решили совершить небольшое путешествие вокруг залива. Насколько хватит бензина.

-Звучит очень романтично.

Кросби ухмыляется. Девушка уже начинает нравится ему. Американцы любят шутить на тему секса по поводу и без. У нее это получилось изящно, как говорят французы и остроумно, как это любят англичане.

-А девушка?

Стейси, поменявшись вещами с Алекс, едет в сторону Оксфорда.

-Стейси. Избавится от твоей одежды и побежит в Лондон.

Алекс думает почему нельзя было взять авто, но потом вспоминает о видеокамерах.

-Раф ведь не убьет этого человека?

-Вряд ли. Хочешь позвонить ему?

Ей хочется спать, а не разговаривать. Это новая напасть. Она теперь только и делает, что ест и спит. Еще пять минут назад она думала о том, чтобы расспросить этого Стэна о Рафе, а теперь ее веки закрываются…

-Давай!

Свой телефон она оставила в кабинете у врача, последовав за медсестрой по имени Стейси.

-Вот и он. Легок на помине.

Он передает ей смартфон. Алекс смотрит на экран на котором нет ни фотографии, ни аватарки, одно лишь имя - Хеллингер.

-Ну как она?

Она не спешит отвечать. Ей приятно слышать его голос. Она так скучала по нему все это время.

-Что ты молчишь? С ней все в порядке?

-Просто она слушает тебя, - шепчет в трубку Алекс. - Ей трудно представить, что ты умеешь волноваться, Хеллингер.

-Дарресон…

-Со мной всё хорошо.

Она дотрагивается до живота, в котором вновь чувствуется шевеление.

-Правда?

-Да. Жду не дождусь нашей встречи.

Раф на том конце трубки молчит, слышно как вздыхает куда-то в сторону. Алекс так и видит как он это делает, хуже того - предчувствует с каким настроением. Чёрт!

-Я тоже.

Алекс передает смартфон Кросби, вновь укладываясь на сидении. Разговор с Рафом не клеился. У нее для него не так уж и много слов, первое в ее списке “прости меня!”, а потом “спасибо”, а затем она хочет просить его наведаться к Паоло и вообще узнать о судьбе детей. Гуго на ее вопросы предпочитал не отвечать. Хогарта она видела лишь однажды. Дом что ей выделила общественность казался ужасно пустым и чужим. Она как-то не так представляла свою жизнь здесь. Но теперь уж, что об этом говорить?



Евгения Мэйз

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться