Одна судьба

Размер шрифта: - +

Гл. - 38.3

Алекс разворачивается на пятках жутко удобных кроссовок на липучках и идет обратно. Она на автомате вытаскивает зажим для купюр и сует несколько сотен притаившемуся за дверью мужчине. Африканец вскидывает брови, спрашивая тем самым: ну как?

– Супер! – она показывает большой палец, заставляя себя улыбнуться. – То, что надо.

Спонсор, что имеет красавицу на кухне организатора – это не новость, это горячие пирожки! С чертовым ливером! Она еще в шоке. Алекс терпеть не может эту начинку. Она не сможет развидеть этого. Это не укладывается в ее голове. Это новость стоит не пару сотен, а несколько тысяч евро.

«Чертов Джейк! Чертов Стэн! Чертов Раф! Проклятый с*** сын!»

Ложь, ложь и еще раз ложь. Она не ошиблась и узнала его. Ей не показалось! Это был он!

– Ты просто заслужила это! Убила ее друга. Чертова, Стейси!

Она гремит ключами от номера и от авто, сжимая их, чтобы те впились в ее ладонь и привели в чувство, заставили сфокусироваться на окружающем пространстве. Руки берут болтающуюся на шее камеру, снимают крышку и подносят ее к лицу. Люди – улыбающиеся, сдерживающиеся, плачущие, счастливые, равнодушные, уставшие, пьяные. Мало бледнолицых, много черных. Последние выглядят не в пример счастливее. Все в лучшем виде. Крупные планы. Экспозиция. Свет. Ракурс. Фокус.

– О, Боже мой!

Она отнимает камеру, задирая голову к потолку, увешанному прожекторами, колонками и камерами. Алекс улыбается, но эту улыбку можно охарактеризовать как «обескураженно-шокированная».

– Еще чуть-чуть! Я бы увидела еще что-нибудь!

Алекс идет из зала, на воздух, упаковывает камеру на ходу, но оказавшись на улице понимает, что потерялась. Она и шага не сделала, просто пропало ощущение вакуума наедине с мыслями. Шум Кейптауна захватил ее. Город ей не знаком. Все самое интересное в нем появляется днем, а ночью... Что в нем есть ночью?

– Тумэ?

Алекс набирает номер девушки, общающейся и координирующей курочек с конкурса. Победа – это еще не все, у них теперь контракты, съемки и выступления на телевизионных шоу. Тумэ приставлена к едва зажегшимся звездочкам, как буфер, то есть связь с общественностью, потому что она не соображают и не знают, что делать кроме как красиво улыбаться и выпячивать грудь.

– Завтра. На пристани. В шесть утра. Не опаздывай.

– Хорошо.

– Не хорошо, а не опаздывать! – говорит Алекс не без раздражения. – Так и передай им, что, если кого-то из них не будет на палубе – я не стану ждать, когда они поднимутся и приведут себя в порядок. У кого-то будет две фотографии в журнале, а у кого-то ни одной.

Она не собирается задерживаться здесь, опаздывать на самолет, а потом выслушивать претензии редактора, что не хватает материала или за то, что ей позвонил хозяин лодки и обвинил в том, что все плохо и они не убрали за собой.

– Вот ведь су*** сын!

Раф не выходит у нее из головы. Сколько раз она говорила себе, что не имела права злиться на него? Нет. Она имеет право! Полное! Он притворился мертвым!

– Что?!

Она не повесила трубку.

– Извини, Тумэ. Это я не тебе.

Алекс идет прочь от концертного зала, в котором проходила вся эта свистопляска. Она под таким впечатлением, что не знает как вообще реагировать на открывшуюся правду. Ей бы радоваться и орать от счастья, что он жив, но как-то не получается. Она уже все сказала.

«О, Боже мой!»

Это значит, что еще немного и она бы увидела его волосатый зад и еще что-нибудь запредельное.

«Вот ведь су*** сын!»

Хеллингер решил проучить ее и выбросить из своей жизни. Ее водил за нос Джейк, Кросби и, что хуже всего – Рафаэль! Все, кого она обидела решили проучить ее и сделали это.

– Я-то переживала! Думала о нем! Идиотка! Бухает он! Девок тр****!

Алекс прибавляет шагу, в конце концов понимая, что бежит, так быстро, как только может, то и дело сворачивая со светлых улиц, в темные, плохо освещенные, что ведут к белоснежному пляжу, спящим пингвинам и холодному океану.

________

С Пасхой вас. Светлого дня и положительныхэмоций

Крутая встреча. Раф попал)))



Евгения Мэйз

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться